Война в контексте истории

Тема недели
Москва, 26.04.2010
«Эксперт» №16-17 (702)
C точки зрения Священного Писания то, что Бог дарует победу, никак не противоречит тому, что воины сражались, а труженики тыла их снабжали

Уникальная особенность библейского Откровения, наложившая глубокую печать на всю европейскую цивилизацию, — его историчность. Бог Библии есть Бог, действующий в истории и наделяющий историю нравственным и искупительным смыслом. Неудивительно, что значительную часть Библии составляют исторические хроники.

Такой библейский взгляд на историю был усвоен и христианскими народами, в частности русским. Это не было простым подражанием библейским авторам, но вытекало из христианской картины мира, в которой Бог действует внутри человеческой истории, направляя ее к предначертанной Им цели: от Сотворения через Падение и Искупление — к осуществлению окончательного замысла Божия, когда «не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис.11: 6–9).

В рамках этой картины мира события истории являются частью грандиозной симфонии мироздания, ее иногда грозными и пугающими, иногда трагическими, иногда ликующими аккордами. Наша история, таким образом, как и история библейских времен, обладает смыслом, преподает уроки, над содержанием которых нам следует размышлять.

Этот взгляд на историю глубоко запечатлелся в нашей культуре и оказывает влияние даже на людей неверующих: в истории усматривается глубокий смысл, ее изучение рассматривается как предмет бесспорной важности, а память о ее событиях — как нравственный долг. История — это то, что делает нас теми, кто мы есть, народом, разделяющим общие победы и общие трагедии, общий язык и общие символы, общие привязанности и общие обязательства. Поэтому сегодня мы и обращаемся к отечественной истории, и особенно истории Великой Отечественной войны.

Начнем с вопроса, который в последнее время ставят все более настойчиво: а стоит ли вообще уделять такое внимание давно завершившейся войне? Ее ужасы все дальше уходят в прошлое, людей, которые их помнят, остается все меньше, стоит ли искусственно поддерживать выцветающие воспоминания? Многим кажется отталкивающим дух национальной гордости и даже милитаризма, который они усматривают в празднике 9 Мая. Кому-то этот день мешает признать безусловным торжеством память о преступлениях сталинского режима.

С православной точки зрения мы можем ответить вполне определенно: мы должны помнить. Рефрен «помни... помни... помни...», проходящий через всю Библию, относится и к событиям постбиблейской истории. Тогда, в те страшные годы, речь не шла о том, будет ли Россия великой державой, велика ли будет ее территория, речь не шла о национальной гордости или даже национальной независимости, — речь шла о самом существовании нашей страны. Россия существует, потому что наши деды и прадеды сражались и победили. Мы сами существуем, существуют наша страна, наш язык, наша культура, поскольку тогда Гитлер был разбит — ценой неимоверных страданий, жертв, героизма, отчаянной борьбы и изнурительного труда.

Поэтому мы с глубочайшим почтением вспоминаем тех, кто воевал за нас, тех, кто пал, и тех, кто выжил, и возносим молитвы об

У партнеров

    «Эксперт»
    №16-17 (702) 26 апреля 2010
    65-летие Победы
    Содержание:
    Международный бизнес
    Повестка дня
    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама