Всё пустое

Культура
Москва, 26.04.2010
«Эксперт» №16-17 (702)
Самый скандальный режиссер сезона Гаспар Ноэ рассказал «Эксперту», чем кино похоже на футбол

Если титул главного киноскандала был негласно присужден «Антихристу» Ларса фон Триера, то в нынешнем, безусловно, переходящий кубок должен достаться французу с аргентинскими корнями Гаспару Ноэ. Несколько лет назад он уже взбудоражил общественность «Необратимостью», в которой Монику Белуччи долго насиловали в подземном переходе, а насильнику разбивали голову огнетушителем. Новый опус радикала Ноэ куда ярче. «Вход в пустоту» был принят в Каннах так, что освистание «Антихриста» показалось вежливыми аплодисментами. Многотысячный зал был настолько сильно раздражен и утомлен после трех часов беспрерывной цветомузыки и психоделических трипов, что в финале взревел. Режиссера чудом не порвали на куски, но благодарить за это надо лишь двух детей, сыгравших в фильме почти главные роли и вышедших на поклон вместе с Ноэ; двое ангелочков, похоже, всерьез приняли улюлюканье высокоинтеллектуальной толпы за проявление восторга.

Встречаясь с Гаспаром почти через год после той публичной обструкции, не обнаруживаю и следа расстройства или беспокойства за судьбу картины, которая наконец-то начала выходить в прокат (в том числе и российский).

— Прежде всего, к моменту каннской премьеры картина не была завершена! Монтаж не был доделан, музыка не дописана, титры были рабочими. Фестивальная дирекция даже не сообщила людям, что фильм показывается в рабочей версии и с «цифры», в то время как он снят на пленку. Что касается реакции… Она не была такой уж ужасной. Она была разной. И, к счастью, очень острой. Да, люди орали. Но ведь Канны — это как чемпионат мира по футболу! Люди туда для того и съезжаются со всего мира, чтобы хорошенько поорать, размахивая флагом своей страны. Или своей культуры. Я сам когда-то орал в Каннах. Потом проходит три месяца, ты спокойно смотришь тот же фильм в кинотеатре и не понимаешь, из-за чего был весь крик. Ну а я вообще на особом положении. Многие ненавидели меня и мой фильм заранее. Они пришли в зал, уже приготовив свои автоматы Калашникова. Забавно! Чего только я не слышал о своих картинах! Например, то, как расходятся супружеские пары, сильно поругавшись после просмотра. Мне нравится, когда кино вот так выплескивается за пределы экрана.

По сюжету «Входа в пустоту» брат и сестра — кажется, американцы — оседают в Токио. Она подрабатывает стриптизершей, он торгует наркотиками. Его случайно убивают. Дух паренька, как раз перед смертью начитавшегося «Тибетской книги мертвых» и употребившего несколько сильнодействующих средств, витает над сестрой в надежде установить с ней контакт. И со временем добивается своего, результатом чего становится своеобразный хеппи-энд: реинкарнация через зачатие и новое рождение из утробы собственной родственницы. Да, кровные связи — это не шутка. «Любовь брата к сестре сильнее, чем любовь мужа к жене. Это не просто любовь, это полное слияние! Причем абсолютно чистое. Любовь к родителям тоже мощное чувство, но в него замешана иерархия, а брат и сестра равны. К тому же я хотел, чтобы герои пережили в детстве одну и

У партнеров

    «Эксперт»
    №16-17 (702) 26 апреля 2010
    65-летие Победы
    Содержание:
    Международный бизнес
    Повестка дня
    Спецвыпуск
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама