За нефтью — в море

Сергей Кисин
26 апреля 2010, 00:00

Будущее дагестанской нефтедобычи сосредоточено на шельфе Каспийского моря

Нефтегазодобывающая отрасль Дагестана, представленная долгие годы компаниями, входящими в структуру НК «Роснефть», в ближайшее время может прирасти еще одним крупным игроком — НК «ЛУКойл», которая намерена заняться разработкой месторождения углеводородов на структуре Центральная в Каспийском море в 150 км от Махачкалы. В условиях вызванного выработкой скважин снижения добычи на суше это станет спасением для отрасли республики.

Истощение суши

Долгое время нефтегазодобыча была визитной карточкой Дагестана. Со времен братьев Роберта и Альфреда Нобелей здесь разрабатывали недра и добывали черное золото в промышленных масштабах.

В 1866 году на Гиик-Салганкутане началась добыча нефти — по четыре ведра в сутки, 700–730 пудов в год. Потом добыча велась на месторождениях, расположенных главным образом на севере Дагестана: на равнине, в районе нынешнего Южно-Сухокумска, и на юге в Избербаше, в предгорьях. В лучшие времена «Дагнефть» добывала здесь ежегодно до 560 тыс. тонн нефти и 780 млн кубометров газа, работая на 220 скважинах.

Однако у Дагестана никогда не было собственных перерабатывающих мощностей, и добытое сырье приходилось по трубопроводу отправлять до ставропольского Нефтекумска, а оттуда по железной дороге — до Грозненского НПЗ. В 1990-х дудаевское правительство просто перестало платить за поставленную нефть. Дагестанские нефтяники попытались было отправлять свое сырье через чеченскую узловую станцию Ищерская на Тихорецк и далее на ближайший нефтеперерабатывающий завод на территории России, но наступил 1993 год — федеральное правительство приняло решение закрыть движение по железной дороге на территории Чечни из-за систематического разграбления поездов.

Другого маршрута у дагестанских нефтяников не было. Из-за невозможности реализовать продукцию их ежедневные убытки достигали 65 млн рублей, а добыча практически остановилась. Многие скважины пришлось закрыть. И по сей день добычу в Дагестане не удалось довести до уровня советских времен.

Выход виделся в строительстве объездной дороги мимо Чечни и одновременном налаживании собственной переработки. Первый вопрос — стратегический, и его решало федеральное правительство, которое не могло лишиться выхода в Закавказье. Объездная дорога через Калмыкию и селение Баба-Юрт вступила в строй в 1997 году.

Вторую проблему надлежало решать «Дагнефти» своими силами. В том же 1997 году компания заключила соглашения с американской J. P. Redd Inc. о совместном строительстве нефтеперерабатывающего завода мощностью 300 тыс. тонн в год в махачкалинском районе Хушета, а также заводов по осушке газа в Махачкале и производству стекловолоконных труб (единственный в СНГ, мощность — 400 км труб в год) для нефтянки в Кизил-Юрте.

Сегодня НПЗ «Каспий-1» производит неэтилированный бензин марки А-76, дизтопливо, авиакеросин и мазут, а в перспективе он будет выпускать также бензины Аи-93 и Аи-95. Завод проектировался с развитием мощностей до 1 млн тонн, однако пока такие объемы республике не нужны.

Смена формы собственности и вхождение «Дагнефти» в состав государственного оператора НК «Роснефть» позволило компании стабилизировать добычу и провести частичную модернизацию.

Сегодня добычу углеводородов в Терско-Кумском нефтегазовом районе (35 нефтяных и два газовых месторождения) и предгорном Дагестане ведет дочерняя компания «Роснефти» — ОАО «Дагнефтегаз». Главными месторождениями считаются Озерное, Равнинное, Таловское, Русский Хутор, Кумухское, Тионетское, Солончаковое, Юбилейное и другие, дающие в среднем 340–360 тыс. тонн нефти ежегодно. Однако это практически потолок, так как за полтора века эксплуатации дебет скважин, естественно, упал. По мнению первого заместителя министра экономики Дагестана Патимат Абдулаевой, спад объемов добычи объясняется отсутствием положительных результатов от проведения геологоразведочных работ, низким уровнем инвестиций в разведочное бурение и уменьшением ввода в эксплуатацию новых скважин.

Морской путь развития

По мнению генерального директора ОАО «НК “Роснефть”—“Дагнефть”» Абдулхалика Гиндиева, сегодня основные перспективы по увеличению добычи нефти и газа связываются с освоением шельфа Каспийского моря. Компания намерена вести активные исследования на перспективных месторождениях Инчхе-море, Арабляр-море, Дербентское, Димитровское, Восточное, Избербаш, где предполагаются запасы на уровне 150 млн тонн нефти и 100 млрд кубометров газа. Однако нефтяники столкнулись с неожиданной проблемой — зафрахтованное в Мурманске научно-исследовательское судно «Профессор Рябинкин», едва выйдя в море, запуталось в браконьерских сетях и потеряло часть дорогостоящего оборудования.

От услуг «Профессора Рябинкина» отказались и решили начать разведку, используя технологию наклонно-направленного бурения со сверхдальним отклонением от вертикали. Входное отверстие скважины №1 месторождения Арабляр-море располагается на суше в 350–400 метрах от воды. Ствол бурился вертикально до глубины 350 метров, а затем после обсадки отклонился до 51 градуса и прошел наклонно под дном моря еще на 4100 метров до вскрытия пластов. Инвестиции в эту скважину составили около 10 млн долларов. Опыт — подобная технология применялась в России впервые — был бесценный, однако результат разочаровал. Требовалось пробурить еще несколько скважин, на что были нужны время и свободные средства.

Поэтому первыми крупное нефтегазоконденсатное месторождение в российском секторе Каспийского моря в мае 2008 года обнаружили «ЛУКойл» и «Газпром» на структуре Центральная в 150 км восточнее Махачкалы (лицензия принадлежит компании ООО «ЦентрКаспнефтегаз»). Совместных фондов у этих гигантов, естественно, больше, чем у «Дагнефти».

При испытании из скважины была получена малосернистая нефть. По соглашению между президентами России и Казахстана, подписанному в мае 2002 года, структура Центральная была передана под юрисдикцию России, но в случае обнаружения коммерческих запасов она будет разрабатываться на паритетной основе Россией и Казахстаном. «ЦентрКаспнефтегаз» выступает в качестве уполномоченной организации от России по освоению Центральной совместно с уполномоченной организацией от Казахстана — ЗАО «НК “Казмунайгаз”».

В настоящий момент запасы месторождения, по некоторым оценкам, 521,1 млн тонн нефти и 91,7 млрд кубометров газа.

В 2008 году власти Дагестана заключили с НК «ЛУКойл» соглашение о разработке шельфа Каспийского моря, транспортировке углеводородов через территорию Дагестана (не менее двух миллионов тонн в год), строительстве нефтеперерабатывающего завода и создании на базе существующего судоремонтного завода производства оснований для морских буровых платформ, их ремонте и обслуживании.

Предполагается, что «ЛУКойл» займется разработкой этого месторождения, после того как вступят в строй его основные северокаспийские шельфовые территории имени Юрия Корчагина (весна текущего года), имени Владимира Филановского (2013 год), далее — Хвалынское, Сарматское, 170-й километр и Ракушечное (2016–2017 годы).

Всего на этих месторождениях «ЛУКойл» намерен смонтировать семь нефтедобывающих буровых платформ, которые сегодня изготавливаются на судостроительном заводе «Астраханский корабел». Строительство одной ЛСП (ледостойкая платформа) занимает два-три года и стоит, по разным оценкам, от 1,2 до 2,8 млрд долларов.

Погодные условия северной и центральной части Каспия очень разные — на Центральной вряд ли будет востребована ледовая защита. Вероятнее всего, «ЛУКойлу» понадобятся платформы облегченного типа, компания сможет заказывать их на Махачкалинском судоремонтном заводе, так как «Астраханский корабел» будет загружен другими заказами на много лет вперед. А это значит, что и у судостроителей Дагестана появятся шансы привлечь крупного инвестора, поправить свое финансовое положение и даже строить какие-то планы на будущее.

Кроме того, ранее «ЛУКойл» выказывал намерение построить собственный НПЗ в Дагестане. Таким образом, два миллиона тонн нефти, о которых говорилось в подписанном с республиканским правительством соглашении, можно будет перерабатывать на территории республики, что также сулит немалые поступления в местный бюджет. Впрочем, сказал пресс-секретарь «ЛУКойла» Дмитрий Долгов, вопрос строительства НПЗ в республике пока остается открытым. А вот то, что значительная часть сырья будет перекачиваться с танкеров именно в Махачкалинском порту, практически решено. В первую очередь речь идет о нефти с Корчагинского и Филановского месторождений.

Рассчитывают в Махачкале, что и «Роснефть» активизирует разработку собственных шельфовых месторождений и геологоразведку. Таким образом, дагестанская нефтянка практически наверняка пойдет в гору в ближайшие годы и станет играть заметную роль в экономике республики.

Махачкала—Ростов-на-Дону