Японское перепутье

Петр Павленко
24 мая 2010, 00:00

Политическая система Японии, в течение 50 лет бывшая фактически однопартийной, находится в процессе активной трансформации — результатом может стать появление новой политической силы

Демократическая партия Японии (ДПЯ), с триумфом выигравшая выборы в августе прошлого года, сегодня переживает трудные времена. Коррупционные скандалы в партии, победившей под лозунгом борьбы с коррупцией, а также неспособность нового правительства выполнить свои экономические обещания вызывают глубокое разочарование у многих избирателей и жесткую критику со стороны оппозиции.

Еще до прихода к власти ДПЯ опубликовала манифест, в котором заявила о проведении обширной социальной программы. Источником финансирования должны были стать сокращение нерациональных статей бюджета и его скрытые резервы. Уже тогда реалистичность этой концепции подвергалась сомнению, ведь в 2009 году из-за спада экономики существенно сократился объем налоговых поступлений. Таким образом, сразу же после выборов демократы были вынуждены начать разговоры об увеличении государственных заимствований для финансирования своих программ — а ведь это было одним из основных объектов их критики в адрес экономической политики Либерально-демократической партии (ЛДП). Да и предвыборная риторика ДПЯ была основана и на осуждении планов ЛДП по повышению потребительского налога. Теперь же партия оказалась зажата своими обязательствами перед избирателями, и ее экономическая политика утратила внятность. В итоговом варианте бюджета было предложено провести около 44,3 трлн иен новых государственных заимствований. Японские деловые круги упрекают ДПЯ и ее экономический курс в нехватке глобального видения перспектив развития японской экономики и отсутствии конкретных системных мер по выходу из кризиса.

Нарекания вызвала и неуклюжесть внешней политики нового кабинета, особенно в решении вопроса о переносе американской базы с Окинавы. Правительство Хатоямы испортило отношения с США, для которых это чувствительный вопрос, и одновременно не нашло понимания у собственных избирателей.

Похоже, опасения тех, кто считал ДПЯ слишком незрелой в политическом отношении, подтверждаются, и партия может проиграть намеченные на июль выборы в верхнюю палату парламента.

После чуда

Несмотря на неустойчивое положение ДПЯ и растущее противостояние в парламенте, либеральным демократам, по мнению многих, будет сложно вернуть себе ту роль в японской политике, которую они играли в течение последних 50 лет.

Прошлогодние выборы де-факто положили конец системе их правления. И хотя во время ЛДП в стране случилось то самое японское экономическое чудо, о котором продолжает говорить весь мир, обратной стороной медали стали пороки политической системы, получившей название полуторапартийной: «единица» — вечно правящая ЛДП, а «половина» — никогда не приходящая к власти оппозиция.

Основная причина негативных явлений — в сращивании интересов политиков, бизнеса и чиновничества, что типично для авторитарных политических систем. Она-то и привела к ситуации, когда ЛДП стала ассоциироваться у избирателя с властью денег, коррупцией, злоупотреблениями в государственном и полугосударственном секторах. С конца 80-х годов экономика страны потеряла высокие темпы роста,
а череда скандалов с политиками от ЛДП все более дискредитировала партию. Результатом стал глубокий внутриполитический кризис, разразившийся в 1993 году и приведший к первому поражению ЛДП и созданию восьмипартийной коалиции, которую возглавил лидер Новой партии Японии Морихиро Хосокава.

Вдохновителем оппозиции стал вышедший из ЛДП в июне 1993 года бывший генеральный секретарь партии Итиро Одзава. В числе членов того кабинета был и 46-летний Юкио Хатояма, возглавляющий сейчас ДПЯ. Правительство Хосокавы поставило основной целью проведение политической реформы, которая положила бы конец многолетнему доминированию ЛДП. Центральным моментом реформы было изменение избирательного законодательства — введение системы малых избирательных округов и государственного финансирования партий в обмен на радикальные ограничения политических пожертвований.

И несмотря на то, что коалиция смогла продержаться всего восемь месяцев (затем ЛДП вернулась к власти), она существенно изменила политический ландшафт Японии. Этот период даже стали называть Хэйсэй исин — революция периода Хэйсэй.

Вернувшись, либерал-демократы постарались учесть уроки поражения. Набравшие силы реформисты в ЛДП успешно проводили преобразования, особенно при кабинетах Рютаро Хасимото (1996–1998) и Дзюнъитиро Коидзуми (2001–2006).

Однако и оппозиционеры сделали свои выводы из событий 1993–1994 годов. На протяжении последующих почти десяти лет раздробленные партии, группы и отдельные политики шаг за шагом объединялись, чтобы к осени 2003 года создать единую Демократическую партию. И хотя Коидзуми удалось на досрочных выборах 2005 года переиграть своих политических соперников, его наследники оказались не на высоте. В течение последовавших лет премьер-министры менялись каждый год. Синдзо Абэ (2006–2007), Ясуо Фукуда (2007–2008), Таро Асо (2008–2009) один за другим демонстрировали неспособность дотянуть до положения своего предшественника и решать проблемы страны. Народ устал от чехарды слабых премьер-министров.

Таким образом, победа демократов на выборах в августе 2009 года была ожидаема. Придя к власти, ДПЯ объявила о начале широкой программы реформ, целью которых стала всеобъемлющая модернизация всего государственного устройства, принципиально не менявшегося с послевоенного периода. Соответственно, реформы охватили как сферу государственного управления, так и экономическую политику, социальные вопросы и международные отношения. В области государственного управления упор был сделан на усиление роли депутатов парламента и сокращение властных полномочий бюрократии. Например, большое количество депутатов от ДПЯ заняло не только министерские посты, но и должности заместителей министров, советников министерств, тем самым отстранив чиновников от окончательной стадии принятия решений. Было упразднено совещание административных замминистров, зачастую подменявшее собой кабинет министров в решении текущих вопросов, чиновникам запретили давать пресс-конференции и выступать в парламенте.

В экономической политике упор был сделан на борьбу с нерациональными расходами, включая тотальную ревизию статей бюджета вплоть до отдельных проектов.

В турбулентности

Несмотря на то что правительство Хатоямы оказалось значительно более устойчивым, чем кабинет Хосокавы в 1993–1994 годах, одна из основных угроз его существованию та же — фракционная борьба. Хатояме все труднее сохранять баланс внутрипартийных группировок (после выборов их было восемь-девять) и обеспечивать единство партии.

Пожалуй, главная проблема — это Итиро Одзава, самый амбициозный и умелый политик в нынешней ДПЯ. И хотя он не участвовал в создании ДПЯ в 1996 году и вступил в нее только в сентябре 2003 года, на выборах председателя партии в 2006 году Одзава победил и стал партийным лидером. После его вынужденной отставки с поста председателя партии в мае 2009 года лидером стал Хатояма, а Одзава занял пост первого заместителя председателя партии, ответственного за выборы.

Убедительная победа ДПЯ на августовских выборах однозначно приписывается усилиям Одзавы, и для Хатоямы наличие рядом человека, который не только не скрывает своих лидерских, а следовательно, и премьерских амбиций, весьма дискомфортно. Более того, после выборов влияние Одзавы возросло — около 150 новых депутатов партии получили название «дети Одзавы» и готовы следовать за ним. Сразу после победы на выборах Хатояма был вынужден предложить Одзаве пост генерального секретаря партии, фактически второй в иерархии, и отдать в его руки управление партией, партийные кадры и финансы.

По сути, оба политика являют собой причудливый симбиоз: они и соперничают, и нуждаются друг в друге. Хатояме нужен Одзава как надежный партийный тыл для кабинета, Одзаве — Хатояма, чтобы проводить свою политическую линию, поскольку одной популярности может быть недостаточно, чтобы занять пост премьер-министра.

В середине января 2010 года был арестован депутат парламента — бывший секретарь Одзавы. Этот наложившийся на политические ошибки кабинета скандал привел к резкому падению популярности правительства. Уже в начале апреля в ответах на вопрос, кто больше всего подходит на пост премьер-министра страны, японцы называли бывшего министра здравоохранения от ЛДП Ёити Масудзоэ (29%), который существенно обогнал ближайшего конкурента Окаду (9%) и самого Хатояму (6%).

Тем временем ЛДП пытается оправиться от сокрушительного поражения. Однако избрание на пост председателя партии Садакадзу Танигаки в сентябре 2009 года стало не очень удачным выбором. Традиционная кандидатура из обоймы «наследников Коидзуми», он явно оказался не готов предпринимать нестандартные ходы во имя возвращения популярности у избирателей. К весне 2010 года новым председателем партии были недовольны все — и соратники, и противники. Некоторые лидеры даже заговорили о выходе из ЛДП и создании новых партий. Достаточно сказать, что среди сторонников ЛДП Масудзоэ обгоняет Танигаки по популярности в соотношении 46 к 9%. В апреле 2010 года Масудзоэ вышел из ЛДП и создал новую небольшую партию.

В целом в преддверии выборов в палату советников идея переформирования политической системы витает в воздухе. ЛДП в ее нынешнем виде не способна вернуться к власти, а ДПЯ с ее восьмью фракциями и трехпартийной коалицией не может предложить стране эффективное управление. Предполагают, что часть либерал-демократов может объединиться с частью ДПЯ, и в результате будет создана некая третья сила, способная претендовать на власть. Пока этого не произошло, ожидается, что на выборах в палату советников может успешно выступить Партия всех, созданная вышедшим из ЛДП Ёсими Ватанабэ. Похоже, Япония вступает в новый период политической турбулентности.