Деловая конъюнктура

31 мая 2010, 00:00

Резкий подъем оптимизма у промышленников; Число зарегистрированных безработных быстро снижается; Бум офшорных инвестиций

Статистика конечного спроса в апреле продолжала показывать весьма вялый, практически «нулевой» рост. Розничный товарооборот чуть заметно подрос по сравнению с предыдущими месяцами, но практически остался на уровне начала года, если исключить сезонные движения. Его физический объем примерно соответствует уровню начала прошлого года, а также двухлетней давности — апреля 2008 года. Отскок от дна (сентябрь прошлого года) составляет все те же 5%, что и в начале года, и остается примерно на 5% ниже предкризисного пика.

Росстат зафиксировал в апреле заметный промышленный рост, а Минэкономразвития оценило изменение ВВП в апреле по отношению к марту с исключенной сезонной составляющей в 8,4% годовых, после того как в первом квартале по отношению к четвертому ВВП, по его подсчетам, падал со скоростью 0,8% годовых. Однако эти оценки в высшей степени условны из-за глубокого сезонного падения деловой активности в первые месяцы года.

Первые оценки состояния российской промышленности в мае, полученные Лабораторией конъюнктурных опросов ИЭПП, показали резкий рост оптимизма на предприятиях. Месячный прирост сводного индекса деловой уверенности (промышленного оптимизма) в мае стал самым крупным с начала кризиса. Но основной вклад в такое изменение индекса внесли не входящие в его состав показатели изменения динамики (изменения спроса и планы выпуска) - они остались прежними, - а «оценочные» компоненты, характеризующие восприятие производственниками складывающейся ситуации (удовлетворенность спросом и остатками готовой продукции).

Такие изменения в составляющих сводного индекса, по сути дела, означают окончательную адаптацию предприятий к текущим факторам хозяйственной конъюнктуры. Особенно это видно по удовлетворенности продажами, которая в апреле-мае выросла настолько, что превысила средние значения 2006-го и 2008 года! И это при том, что темпы роста продаж с февраля просто вышли в ноль (падение продаж прекратилось, а рост так и не начался), а прогнозы спроса даже снижаются.

Темпы роста выпуска, по оценкам предприятий, не меняются (и в мае тоже!) с сентября 2009 года, указывая на слабый рост, время от времени улавливаемый статорганами и вызывающий разноречивые оценки аналитиков. Резкий и положительный пересмотр в мае оценок запасов готовой продукции также добавил оптимизма российской промышленности.

При этом доступность кредитов продолжает увеличиваться: сейчас уже 67% предприятий считает ее нормальной, и проблемы с получением кредитов сдерживали рост выпуска во втором квартале лишь у 5% промышленных предприятий.

Ситуация с безработицей выглядит неоднозначной. В то время как число официально зарегистрированных безработных снижается, норма безработицы по критериям МОТ, после устранения сезонных факторов и случайных флуктуаций, остается практически постоянной с сентября прошлого года. Возможно, в данном случае стоит все же больше смотреть на цифру регистрируемой безработицы. Доля экономически активного населения (ЭАН), не имевшего работы и желавшего ее найти (то есть доля безработных по критериям МОТ), отражает также и сокращение ЭАН примерно на 1 млн человек с августа прошлого года, и дополнительные стимулы к поиску работы в кризис.

Приток иностранных инвестиций по статотчетам предприятий в первом квартале вырос против аналогичной цифры начала прошлого года на 9,3%. Однако — целиком за счет инвестиций, предоставляемых на возвратной основе, в то время как прямые инвестиции продолжали падать. По сравнению с первым кварталом прошлого года Росстат недосчитался тут 17,4%.

Правда, по данным платежного баланса, прямые инвестиции были значительно больше, чем по статотчетам организаций, и они выросли против прошлого года. Но расхождение, по-видимому, связано главным образом с операциями на вторичном рынке акций и облигаций. Так что этот выросший компонент притока прямых инвестиций может быть оценен как в основном спекулятивный, что и нашло отражение в заметном росте фондовых индексов и цен облигаций к концу первого квартала. К тому же, как и прежде, прямые инвестиции в Россию отражают главным образом просто офшорную схему движения национальных капиталов, весьма популярную у нас из-за необходимости защиты инвестиций. После 2003 года, совпавшего со стартом дела ЮКОСа, произошел примерно 10-кратный рост прямых инвестиций в Россию и такой же — из России, в значительной мере отражающий расширение использования офшорных форм финансирования.