Невыносимая тяжесть бытия

Андрей Матвеев
31 мая 2010, 00:00

Читать Елинек — то же самое, что смотреть фильмы фон Триера или Катрин Брейя. Это тяжело, это провоцирует, вызывает ощущение дискомфорта. И заставляет напрягать мозг, потому как австрийская дама относится к тем женщинам, которые имеют полное право заявить, что не считают свою гендерную принадлежность ущербной, а даже наоборот: им позволено больше, поскольку им известно нечто, чего не знают мужчины.

Эссе и речи скандального лауреата Нобелевской премии (эпитет — лишь четкое позиционирование автора «Пианистки», «Любовников» и «Похоти») погружают в мир уже не художественной, а прямо обращенной к читателю психодрамы. Задача Елинек сводится не к банальному катарсису, который проще получить, если набраться мужества и терпеливо прочитать ее прозу, а к погружению в бездну, населенную чудищами как разума, так и бытия.

Что в «Смыл безразличен. Тело бесцельно» из эссе о театре, что в «Ярости речи» из цикла о литературе, что в речи на открытии Венской психоаналитической лаборатории, не говоря уже о нобелевской лекции 2004 года, Елинек занимается одним: вскрытием и препарированием сознания современного европейца, давно уже утратившего в хаосе цивилизации понимание смысла собственного существования.

Таких писателей не очень любят, поскольку они говорят жестокую правду о разломе души и о надорванности и ущербности мира, делая это холодно и отстраненно, как наблюдатели, присутствующие при эксперименте, из которого вряд ли выберешься без ущерба.

Многим, и мужчинам, и особенно женщинам, Елинек кажется существом с другой планеты, вызывающим отторжение пришельцем. Но хорошо, что такая планета есть.