Принцип Кадашей

31 мая 2010, 00:00

В охранной зоне храма Воскресения Христова в Кадашевской слободе (XVII век) продолжился начатый еще осенью, но усилиями общественности остановленный снос исторической застройки. В квартале рядом с храмом находятся палаты Оленевых XVII века, Дьяконский дом (XIX век; еще осенью строители оставили от него только две стены) и корпус колбасной фабрики (XIX — начало XX века; сейчас разобран третий этаж здания).

Строители действуют на основании ордера Объединения административно-технических инспекций (ОАТИ) Москвы, последней инстанции, выдающей разрешения на строительные работы. Но ордер выдан на проект «Пять столиц» (многоэтажный элитный жилой комплекс), который правительство Москвы отменило еще в прошлом году. В прошлом же году Москомнаследие отозвало разрешения на снос, выданные застройщику в рамках этого проекта. Движение «Архнадзор» располагает копией отдельного документа об отзыве согласования на снос Дьяконского дома, который представитель Москомнаследия под роспись передал охране стройки, когда работы по сносу были возобновлены. Наконец, на ордере ОАТИ от руки исправлен срок его действия: «31 июля» зачеркнуто, вписано «31 декабря».

Сначала защитники Кадашей, как обычно, писали обращения в органы власти и привлекали внимание СМИ к очередному случаю незаконного сноса исторической застройки. Городские власти не реагировали. И тогда протест стихийно принял другие формы. В понедельник 24 мая защитники Кадашей не пустили на площадку грузовики, которые должны были вывозить строительный мусор. В ночь на вторник они блокировали своими автомобилями въезд на площадку. Потом организовали постоянное дежурство в сносимом здании фабрики, сделав невозможным продолжение работ. Милиция не вмешивалась в происходящее. В четверг противостояние обострилось до предела: экскаваторщик попытался зацепить ковшом экскаватора протестующих, которые взобрались на развалины Дьяконского дома, чтобы не допустить полного сноса здания. Те обратились в милицию. Звонить пришлось по «02», поскольку дежурный ОВД «Якиманка» бросил трубку. Милиционеры увезли экскаваторщика и одного из защитников, как пострадавшего. Прокуратура потребовала объяснений от руководителя строительства — тот показал ордер ОАТИ.

Вице-спикер Госдумы Николай Левичев написал несколько депутатских запросов по ситуации в Кадашах, в том числе генпрокурору Юрию Чайке. Депутат Госдумы Игорь Эдель направил телеграммы прокурору Москвы Юрию Семину, префекту Центрального округа Алексею Александрову, начальнику ГУВД Москвы Владимиру Колокольцеву. Положение в Кадашах обсуждалось в Общественной палате. «Архнадзор» подал заявку в Москомнаследие о признании памятником корпуса колбасной фабрики. Заявка принята. По закону это означает, что до ее рассмотрения снос невозможен. На территории рядом с палатами Оленевых были обнаружены изразцы XVII века, под Дьяконским домом — остатки более древнего строения. Уже одно это говорит о необходимости дополнительного археологического исследования.

Тем временем главный архитектор Москвы Александр Кузьмин на пресс-конференции заявляет, что новый проект застройки Кадашей, который сейчас разрабатывается, «соответствует облику Замоскворечья». Москомнаследие публикует обращение, в котором рассуждает, что не стоит защищать здания в Кадашах. Никто из чиновников не дает ответа на вопрос, который, собственно, им задают: где законные основания для сноса? «Граждане бьются за соблюдение закона, а власти стоят в сторонке и смотрят, кто победит», — говорит координатор движения «Архнадзор» Наталья Самовер.

Защищать Кадаши собрались очень разные люди — активисты организаций, борющихся за сохранение исторического облика Москвы, прихожане храма Воскресения в Кадашах, молодежное крыло партии «Справедливая Россия», члены организаций «Моссовет», «Левый фронт», «Народный собор», «Светлая Русь», частные лица. «Дело в принципе. Дело в том, чтобы чиновники отвечали перед законом, городом, людьми и историей. И для этого сидят на стройплощадке промокшие под дождем левак и православный ортодокс, пьют “церковно-марксистский чай”, принесенный из трапезной и поставленный на найденный в мусоре томик Маркса», — пишет в своем блоге один из участников событий.