Соскучились по работе

31 мая 2010, 00:00

Удивительно, насколько мало повлиял европейский долговой кризис на состояние реальной экономики. Мировые финансовые рынки лихорадит так, словно нас и в самом деле уже всех накрыло второй волной кризиса. Реальный же сектор чувствует себя все лучше и лучше.

Опросы руководителей американских технологических компаний показывают один из самых высоких уровней оптимизма за десятилетие, инвестиции в хайтеке растут. Индексы, отражающие состояние промышленности, находятся на рекордной за последние 16 лет отметке.

Почти половина немецких компаний ожидает в этом году улучшения своих показателей, более четверти планируют нарастить инвестиции. Новые возможности для роста нашли японские корпорации. Растет даже британская промышленность. И происходящее в России вполне укладывается в ту же тенденцию.

Можно попытаться объяснить подобное эффектом низкой базы, мол, сильно упали в кризис, теперь чуть отрастаем. Но такая модель не объясняет инвестиционной активности в производящих отраслях. Не объясняет оптимизма промышленников, в каком-то смысле даже энтузиазма.

Очень похоже, что кризис в самом деле расчистил завалы и мы на пороге нового периода роста. Конечно, финансовый сектор еще далек от выздоровления. Трясти там может довольно долго, но такое впечатление, что происходящее на финансовых рынках словно отошло на второй план.

Если поначалу кризис произвел на всех шокирующее впечатление, повсеместно царила растерянность, то к настоящему моменту эта растерянность уже прошла.

Предприниматели, как люди до мозга костей реалистичные, за эти два года разобрались, каковы подлинные риски, какие есть резервы эффективности, как ведут себя власти и потребители, что и на сколько может упасть, какие направления стагнируют, а что еще будет долго расти. Процесс изучения, процесс познания новой реальности в целом завершился, и люди взялись за дело.

В каком-то смысле многие даже вздохнули с облегчением: эра финанциализации, эра невероятного повышения значения финансовой индустрии завершилась. Реформа в США, ужесточение финансового регулирования в Европе — это уже арьергардные бои.

Очевидно, финансисты уже никогда не смогут продать идею, что их вседозволенность более всего способствует экономическому процветанию всех. Масштаб вскрывшихся злоупотреблений, афер, обмана, лжи и цинизма оказался таким, что трудно себе представить здравомыслящего политика, который рискнет проводить подобную линию (вне зависимости от ожидаемых выгод).

Следующая волна роста теперь будет связана с желанием много и упорно трудиться, быть экономным. В каком-то смысле можно говорить, что мы являемся свидетелями начала возвращения в экономическую жизнь принципов протестантской этики.

Те, кто дальше продвинутся на этом пути, они и получат наибольшие выгоды в новом цикле. Показное потребление, черта прошлой эпохи, должно резко сократиться. Умеренность и трудолюбие — лучшая страховка от превратностей конкурентной борьбы в новую эпоху. И тут у России большой потенциал для продвижения.

Реальный российский бизнес демонстрирует уверенный оптимизм и спокойствие. Понимание того, что внешняя конъюнктура на ближайшие годы не будет иметь для нашей страны такого решающего значения, как раньше, позволяет спокойно заняться внутренними делами, которых для нас еще хватит надолго.