Сдать на входе!

7 июня 2010, 00:00

Возможности российских адвокатов исполнять свой профессиональный долг резко сократились. 2 июня Государственная дума приняла в третьем чтении поправки к Федеральному закону «О содержании под стражей», которые запрещают защитникам приносить в изоляторы мобильные телефоны, ноутбуки и «технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись». Разрешено брать с собой фотоаппараты и копировальную технику, которые, однако, можно будет применять лишь в специальном помещении для снятия копий с материалов уголовного дела.

До последнего времени существовала лишь инструкция ГУИН, которая оставляла вопрос об использовании адвокатами технических устройств на усмотрение администраций изоляторов. 31 октября 2007 года по заявлению адвоката Валерия Шухардина Верховный суд РФ постановил, что использование в СИЗО необходимых адвокату технических устройств вытекает из его права на оказание квалифицированной помощи клиенту. Впрочем, администрации изоляторов по-прежнему старались чинить запреты. Прецедентом стало решение Преображенского суда в пользу Елены Липцер, адвоката Платона Лебедева, добивавшейся права пронести в СИЗО ноутбук. Липцер добилась своего, сославшись на то, что просто физически не может принести с собой 150 томов уголовного дела.

Теперь прежним запретам администраций изоляторов будет придана сила федерального закона. Основанием (косвенно об этом говорится и в сопроводительной записке к законопроекту) служит предположение, что адвокат передаст устройства подозреваемому, а тот с их помощью будет препятствовать работе следствия. По мнению адвоката Дмитрия Аграновского, такой подход оскорбителен, поскольку предполагает, что адвокат заведомо стремится нарушить закон. С его позицией согласен и Владимир Жеребенков: «Вместо того чтобы наказывать конкретных адвокатов, нарушивших законодательство, предлагают запретить использование технических возможностей всем». По его мнению, закон вписывается в общую логику современной правоохранительной системы в России, где адвокат не может находиться в одинаковом положении со следователем, а заключенного лишают условий для квалифицированной подготовки к суду.

В давнем споре адвокатов и тюремных администраций законодатели принципиально поддержали последних. Едва ли запрет окажет существенное влияние на нашу правоохранительную систему (запретов и ограничений там и так слишком много). Однако заметим: в скандале вокруг скончавшейся в СИЗО предпринимательницы Веры Трифоновой одним из наглядных и убедивших многих аргументов стала фотография, сделанная адвокатом Владимиром Жеребенковым незадолго до смерти заключенной. Новые поправки такое фотографирование относят уже к незаконным.