Мягкая подстройка

Главным инструментом адаптации российского рынка труда к кризису стало резкое сжатие продолжительности рабочего времени за счет широкого использования разнообразных форм неполной занятости. По мере выхода из кризиса безработица и неполная занятость снижаются параллельно

Как отреагировал российский рынок труда на драматический спад экономической активности в 2008–2009 годах? Насколько эффективными оказались меры государственной поддержки? Что ждет нас «за поворотом», после того как экономика заработает в нормальном режиме? Эти вопросы подробно анализирует Ростислав Исаакович Капелюшниководин из лучших в России специалистов по рынку труда. Данная публикацияпервая часть его работы. Вторая, заключительная, часть будет опубликована в следующем номере журнала.

С первых же месяцев вхождения российской экономики в кризис повсеместно зазвучали пессимистические предсказания, каких потрясений следует ожидать на рынке труда. Многие эксперты, включая зарубежных, с уверенностью заявляли, что Россия обречена на глубочайший провал в занятости и эскалацию открытой безработицы. Чаще всего называлась цифра 15% — до такой отметки, согласно господствовавшему мнению, в 2009 году должен был вырасти уровень общей безработицы. Учитывая, что до начала кризиса он составлял около 6%, это предполагало скачок примерно на 9 процентных пунктов. Реализация подобного сценария означала бы достижение общей безработицей исторического максимума. Ведь даже абсолютный пик, на который она вышла в начале 1999 года, был ниже — 14,6%.

Стоит добавить, что эти катастрофические прогнозы высказывались тогда, когда по поводу масштабов предстоящего падения экономики не было еще никакой ясности и оно оценивалось максимум в 4–5%. Можно лишь догадываться, насколько усилился бы апокалипсический настрой их авторов, будь им заранее известно, что на самом деле экономический спад окажется намного глубже.

Ссылки на опыт 1990-х, когда, несмотря на глубокий и затяжной трансформационный спад, России удалось избежать сверхвысокой безработицы и обвального падения занятости, отвергались как несостоятельные. Утверждалось, что за 2000-е годы в российской экономике произошли настолько глубокие структурные и институциональные изменения, что теперь кризисное приспособление на рынке труда будет протекать в ней в тех же «стандартных» формах, что и в большинстве других стран.

Не меньшую тревогу наблюдателей вызывало и то, что всплеск отрытой безработицы может породить волну массовых протестов и привести к дестабилизации общей социально-политической обстановки. Судя по всему, именно такими представлениями руководствовалось и российское правительство, разрабатывая специальные меры по смягчению ситуации на рынке труда.

Насколько оправдались эти катастрофические ожидания?

Занятость: без признаков обвала

Известно, что в 1990-е годы российский рынок труда реагировал на негативные шоки не столько сокращением занятости, сколько сжатием рабочего времени и снижением оплаты труда. Поменялся ли этот алгоритм приспособления? Действительно ли временна`я и ценовая подстройка уступила место количественной — в форме резкого сброса занятости и быстрого роста открытой безработицы? Ответы на эти вопросы можно получить, проанализировав динамику ключевых индикаторов рынка труда. Нужно оговориться, ч

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (709) 21 июня 2010
    Беспорядки в Киргизии
    Содержание:
    Кто потушит Ферганскую долину?

    Этнический конфликт, разгоревшийся в Киргизии, угрожает стабильности всего среднеазиатского региона. Фактически развалившееся киргизское государство не в состоянии справиться с ситуацией и уповает только на помощь извне

    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама