Не костыли, а стимулы

Возврат к так называемой естественной норме безработицы на уровне 6–7% возможен в условиях быстрого подъема экономики и лишь при одном условии — если государство научится формировать стимулы для создания новых рабочих мест

Данная публикация представляет собой заключительную часть исследования российского рынка труда в период кризиса. Первая часть работы, посвященная анализу специфики подстройки рынка труда к резко изменившимся макроэкономическим условиям, была опубликована в прошлом номере журнала.

В условиях экономического кризиса 2008–2010 годов российский рынок труда продемонстрировал высокую степень адаптивности. Он вновь подтвердил свою способность амортизировать даже сильнейшие макроэкономические шоки, не порождая высокой открытой безработицы. Основным инструментом адаптации стало резкое сжатие продолжительности рабочего времени за счет широкого использования разнообразных форм неполной занятости. Ценовая подстройка, а также увольнения, тем более массовые, играли явно второстепенную роль.

Можно ли считать такое поведение российского рынка труда нестандартным? Насколько оно отличалось от того, что наблюдалось в других странах, тоже пострадавших от мирового экономического кризиса? Чтобы ответить на этот вопрос, российский опыт необходимо рассмотреть в межстрановой перспективе.

И все-таки не как все

На графике представлены данные о динамике безработицы в ведущих экономиках мира в 2007–2010 годах. Из них следует, что в России разность между кризисным максимумом и докризисным минимумом по показателям общей безработицы составляла примерно 3 процентных пункта. Аналогичная оценка по странам ЕС — 3 п. п., по США — почти 6 п. п. (!), в среднем по всем странам — членам ОЭСР — 3 п. п. Казалось бы, в реакции на кризис российского рынка труда не было ничего уникального.

Однако такое заключение было бы преждевременным. Во-первых, в российской экономике уровень безработицы после первоначального рывка стал достаточно быстро снижаться и в настоящее время превосходит докризисный минимум лишь на 2 п. п. А в большинстве развитых экономик он продолжает удерживаться вблизи пиковых значений. Во-вторых, в России падение ВВП было в два — два с половиной раза сильнее, чем в среднем в странах ОЭСР. Поэтому если говорить о чувствительности показателей занятости и безработицы к спаду экономической активности, то в России она была явно ниже, чем во многих других экономиках мира. Это значит, что кризисные потрясения переживались российским рынком труда не так болезненно, как рынками труда большинства других стран. Но каковы источники такого не вполне стандартного поведения? По мнению многих аналитиков, все дело в специфической политике на рынке труда, которую с началом кризиса стало проводить государство.

Что дала политика поддержки занятости?

Как уже было отмечено, в российском случае главным механизмом, помогавшим в критических условиях сдерживать падение занятости и рост безработицы, стало повсеместное использование предприятиями различных нестандартных режимов труда. Но в тот же период правительство приняло и стало реализовывать масштабную антикризисную программу дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда, среди прочего предполагавшую активное субсидирование неполной з

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (710) 28 июня 2010
    Кризис в Европе
    Содержание:
    Банки как бомба

    Долговой кризис в странах ЕС провоцирует развитие банковского кризиса. Европейские банки оказались не менее уязвимы, чем американские

    Реклама