Материальная культура

Наталия Курчатова
5 июля 2010, 00:00

Писатель Наль Подольский — известный питерский оригинал, чего ни коснись — от имени, данного родителями, увлекавшимися санскритом, до биографии и длинного ряда испробованных профессий: математик, археолог, мелиоратор, топограф, инспектор Речного регистра и так далее. Его книги нашли читателя в Петербурге, Париже и Японии, где «Кошачья история» допечатывалась несколько раз. Новый роман появился на спор: Подольский поспорил, что за два месяца напишет роман.

Завязка «иронической антиутопии» весьма остроумна: в обозримом будущем на смену разнообразным идеологическим платформам приходит концепция Высокой Культуры как целеполагающего начала нации. В УК появляется статья «Враг искусства» с разделами «Враг балета», «Враг музыки» и «Враг живописи»; Эрмитаж, Мариинский театр, Русский музей — всемогущие корпорации: петербургские столичные амбиции, таким образом, удовлетворены с избытком. Находятся и недовольные: фотографы, которые оказались на обочине  и тоже хотят раздел в статье УК — «Враг фотографии»; простой люд, который, как обычно, отдувается за любые нововведения. И Подольский от души ерничает над избранническим гонором собратьев-интеллигентов, предлагая им представить себя на месте власть имущих.

Вторая линия романа — восстание старых танков, свезенных на пустоши Карельского перешейка: восстание материи против цивилизации, приобретающей все более иллюзорный характер. Старое железо обрело жизнь благодаря все тому же искусству — танки срывает с цепи огромная репродукция «Черного квадрата», выставленная как декорация к грандиозному балету на фоне кладбища машин.

Идейный подтекст этой изящной вещи вполне понятен: с течением времени действие культуры на реальность все больше приобретает характеристики пули со смещенным центром тяжести, которая непонятно, каким боком выйдет.