Тянутся к прекрасному

Александр Кокшаров
5 июля 2010, 00:00

Интерес к приобретению технологических компаний в странах Европы, США или Японии со стороны компаний развивающихся рынков уже ни для кого не новость. Еще около десяти лет назад компании из, скажем, Китая и Индии поняли, что могут совершить технологический прыжок, приобретя компании на Западе. Будь они в автомобильном секторе или в электронике. Развитие эволюционным путем заняло бы больше времени и потребовало бы больших финансовых ресурсов. Покупка открывает им доступ к патентам и технологиям, которыми владеют западные компании», — рассказал «Эксперту» Александер Уолш, аналитик компании частных инвестиций CapVest в Лондоне.

Один из самых известных примеров — опыт китайской компании Lenovo, которая в 2005 году приобрела у американской IBM ее подразделение IBM PC Company, занимавшееся выпуском компьютеров и электронных планшетов. Сумма сделки составила всего 1,75 млрд долларов, но к 2009 году Lenovo, отказавшаяся от использования бренда IMB, превратилась в четвертого в мире крупнейшего производителя персональных компьютеров. Компания также закрепила свое ключевое положение на китайском рынке, где 30% всех компьютеров продаются под маркой Lenovo.

Не всегда приобретение западных компаний приводит к перемещению производства из страны. «Производственные мощности более вероятно переносятся в Азию в случае сделок в секторе электроники, где у азиатских стран очевидные преимущества в виде значительно более дешевой рабочей силы. Однако в некоторых отраслях, например в автомобилестроении, автоматического переноса не происходит. Часть производства сохраняется на приобретенных заводах в западной стране, часть фактически заново создается в стране компании-покупателя», — рассказал «Эксперту» Брайан Ли, аналитик отдела по слияниям и поглощениям инвестбанка RBS в Лондоне. Например, в 2008 году индийская Tata Motors купила у американского автоконцерна Ford его британский филиал Jaguar Land Rover за 2 млрд долларов. Как объявил индийский концерн, главной целью покупки стал доступ к интеллектуальной собственности в британском автомобилестроении — компании достались два завода и два конструкторских бюро в Британии.

Более сложная конфигурация с британским автоконцерном MG Rover, последним массовым британским автомобильным брендом. Он объявил о банкротстве в 2005 году, и в результате распродажи его главные активы оказались в руках китайской Nanjing Automobile Group. Она перевела значительную часть оборудования в Китай, где состоялась сборка автомобилей под брендом MG уже осенью 2007 года. Однако летом 2008 года закрытый за три года до этого автозавод в британском городе Лонгбридж вновь открылся — Nanjing стала собирать здесь автомобили для европейского рынка. Правда, из китайских комплектующих.

Не все сделки по приобретению технологичных компаний на Западе доводятся до завершения. Например, в конце июня 2010 года Белый дом запретил продажу американской компании Emcore китайскому покупателю Tanshan Caofeidian Investment Group. Базирующаяся в штате Нью-Мексико Emcore — одна из лидирующих компаний в секторе оптики в США, производит компоненты для оптоволоконных сетей и солнечных панелей. План предполагал продажу 60-процентного пакета акций американской компании, однако в Вашингтоне запретили сделку по причинам национальной безопасности.

Лондон