Самый скромный

Марк Завадский
12 июля 2010, 00:00

КНР стремится стать одним из главных законодателей финансовой моды в посткризисном мире, оставаясь при этом в тени

«Китай находится в центре мировой сцены, но при этом стоит спиной к аудитории» — говорят, что так позицию КНР когда-то неофициально прокомментировала бывший посол КНР в Великобритании, а ныне заместитель министра иностранных дел Фу Ин. При всей видимой финансовой, политической и экономической активности за рубежом, Китай погружен в себя и свои проблемы. Он и хочет мирового лидерства, и одновременно боится его.

Финансовый форум «Луцзяцзуй», состоявшийся в Шанхае в конце июня (накануне G20), снова подчеркнул эту особенность. В этот раз в применении к мировым финансам — китайские чиновники наперебой указывали на недочеты западных финансовых институтов, но воздерживались от конкретных обязательств в устранении недостатков. При этом на внутреннем финансовом фронте у Китая не все ладно — банковская реформа, отложенная из-за мирового финансового кризиса, вновь на повестке дня. Непонятна и ситуация с курсом юаня, особенно механизмы его будущей «отвязки» от доллара и скорость превращения юаня в свободно конвертируемую валюту.

Китаю остается утешаться тем, что новая мировая финансовая мода вполне соответствует общей идеологии китайских властей. Фраза из коммюнике G20, выпущенного по итогам встречи «большой двадцатки» в Канаде: «Финансовый сектор должен сделать справедливый и значительный вклад в оплату любых расходов, связанных с государственным вмешательством…» — звучит так, как будто она слетела с уст китайского финансового чиновника.

Один из двадцати

Заседание группы G20 действительно не стало прорывным в продвижении глобальных финансовых реформ. Участники лишь договорились о необходимости сокращения дефицита бюджетов. Но для Китая саммит прошел в целом удачно — за неделю до заседания «двадцатки» китайский центральный банк объявил об отказе от жесткой привязки курса юаня к доллару США. Несмотря на то что фактически за последнюю неделю курс юаня к доллару вырос лишь на десятые доли процента, это решение выбило почву из-под ног у критиков КНР.

В итоговое коммюнике G20 чуть было даже не попало выражение признательности Пекину за решение по курсу юаня. Но по просьбе КНР эта формулировка была снята. В Китае не хотят «интернационализации» этого вопроса, даже в такой приятной для китайских властей форме. В конце прошлой недели Барак Обама, правда, заявил, что «повышение курса китайской валюты могло бы быть намного более значительным», но в целом США будет крайне сложно продолжать активное давление на Китай по этому вопросу.

Если и раньше другие страны редко присоединялись к критике Пекина, то теперь США рискуют остаться в полном одиночестве. Ведь привязка не к доллару США, а к корзине валют позволит менять курс юаня к другим валютам без изменения соотношения юаня с долларом.

Участники форума «Луцзяцзуй» сошлись во мнении, что «интернационализацию» юаня остановить невозможно, но проходить она будет крайне медленно и осторожно. «Сегодня у иностранцев практически нет возможностей для инвестирования в юаневые активы, а интерес, безусловно, существует. Рано или поздно китайский юань встанет на один уровень с ведущими мировыми валютами», — сказал «Эксперту» директор центра исследования мировой экономики при Университете Цинхуа Дэвид Ли.

«Скорее всего, этот процесс будет идти через Гонконг, где сейчас активно обсуждается начало торгов юаневыми бумагами на местной фондовой бирже», — заявил исполнительный директор Финансового управления Гонконга Хэ Дун, выступая на конференции.

По мнению известного китайского экономиста, управляющего директора Rosetta Stone Capital Limited Энди Се, китайские власти сами не заинтересованы в скорой конвертируемости юаня. «Таким образом они потеряют значительную часть контроля за экономикой», — поясняет он в беседе с корреспондентом «Эксперта». Понятно также, что в этом году мы не увидим листингов иностранных компаний на Шанхайской фондовой бирже. По словам собеседников «Эксперта», решение о создании международной секции на шанхайском фондовом рынке уже принято, но реально она появится не раньше 2011 года.

Формирование глобальной повестки

Китайские чиновники, участвовавшие в форуме, подчеркнули, что Китай готов выступать от имени развивающихся стран и отстаивать их интересы перед развитыми державами. «В апреле доля Китая во Всемирном банке увеличилась с 2,77 до 4 процентов. Очень скоро вес КНР вырастет и в рамках Международного валютного фонда, мы готовы использовать свое растущее влияние в интересах всего развивающегося мира. Китай в состоянии взять на себя лидирующую роль в разработке новых правил для мировой финансовой системы», — заявил на конференции заместитель управляющего Народного банка Китая И Ган. Помешать этому способна скудость внутренних трудовых резервов. «Нам может не хватить собственных талантливых специалистов для выполнения всех задач, особенно в сфере международного сотрудничества», — признает И Ган.

 pic_text1 Фото: AFP/EAST NEWS
Фото: AFP/EAST NEWS

По словам представителей банка развития провинции Гуандун, они активно привлекают на работу бывших сотрудников крупных западных финансовых институтов. Китайское правительство в связи с нехваткой опытных кадров планирует активнее приглашать китайцев из-за рубежа с опытом работы в финансовой сфере.

В целом многие на форуме говорили о том, что финансовая политика в мире «должна быть эластичной», более гибко реагировать на новые вызовы (потому ряд китайских банкиров высказался против привязки курсов валют друг к другу). Но дело не только в валютных курсах, важно иметь свободу и в кредитной политике. «У вас все время должна быть возможность маневра в ту или иную сторону. Например, если вы опускаете базовую процентную ставку до нуля, это значит, что вы сами загоняете себя в угол и лишаете маневра», — пояснил И Ган.

Экспансия за рубеж

В форуме приняли участие представители нескольких китайских банков, которые заявили о готовности к экспансии за рубеж. «Получается интересная вещь: китайские банки одновременно идут и за границу, и в глубь Китая. Еще два года назад я ездил между Пекином и Шанхаем, теперь в моем списке двадцать китайских городов, а также Лондон, Берлин и Нью-Йорк», — утверждает декан Шанхайского университета финансов и экономики Ван Цзян.

По мнению президента Bank of Communications Ню Симина, сейчас удобный момент для экспансии. «Китайские банки должны играть большую роль на мировом финансовом рынке, после кризиса мы смогли создать образ надежных организаций, особенно на фоне западных конкурентов, и этим нужно пользоваться», — утверждает он. В то же время Ню Симин признает, что китайские банки во многом отстают от иностранных: «Мы должны быть инновационными и учиться у коллег, в первую очередь контролю за рисками и работе с новыми финансовыми продуктами». Пока основной бизнес Bank of Communications за границей сконцентрирован в узкой нише — банк обслуживает зарубежных китайцев или китайские компании, работающие за рубежом.

Шанхай—Гонконг