Магия Гессе

Книги
Москва, 19.07.2010
«Эксперт» №28 (713)
Переведена и опубликована часть эссеистики Гессе — не то чтобы блистательной, но, безусловно, дающей пищу для размышлений

Крупный художник, литератор в частности, — фигура, как правило, неоднозначная, противоречия заложены уже в самой природе искусства пересоздания, осмысления, редактирования реальности. Выбранная или навязанная, эта судьба ведет и тащит, не особо сообразуясь с естественными человеческими инстинктами и желаниями.

Герман Гессе в этом смысле уникум. Взгляд со стороны даст немногое: подростковый невроз (видимо культивируемый в биографии), сумасшествие первой жены. Здравомыслящий пацифизм во времена Первой мировой войны, за который Гессе был подвергнут дружному остракизму соотечественников. («Я не мог разделять радости по случаю “великой эпохи” и с самого начала горько страдал от войны и из последних сил защищался от несчастья, нагрянувшего, как гром с ясного неба, между тем как вокруг все на свете вели себя так, как если бы именно это несчастье наполняло их бодрым энтузиазмом. И когда я читал газетные статьи поэтов, где говорилось о благах войны, мне становилось еще тошнее».) Незадолго до этого писатель переехал в вечно нейтральную Швейцарию, в живописных пейзажах которой пересидел все потрясения века, сохранив девственную непричастность к тому, что творилось в это время на родине. Таким образом отчасти и возникает культ писателя: тот, кто все это время «не участвовал, не состоял и не привлекался», естественным образом становится моральным ориентиром для сбитой с толку кровавым кошмаром нации и примером «честного немца», наследником высокой немецкой культуры — для всех остальных.

Гессе увлекался Китаем, и это может оказаться ключом к его жизни и работе: он очень вовремя понял, что в муравьиной (сродни Китаю) современной цивилизации человеческое благополучие гарантируется только частной жизнью, лучше — на отшибе и в горах. Избежав бурь, его ковчег прочно застрял на вершинах Швейцарских Альп.

В сборнике заметок и эссе, добрая часть которых публикуется впервые, впечатляет, если так можно выразиться, гибкость пера: автору хитроумной прозы совершенно не лень лишний раз перепеть для читателя какую-нибудь прописную истину, причем в любом объеме — на полстранички или на десяток. Неплохое, наверное, рабочее качество для журналиста на жалованье, но от писателя, властителя дум, ждешь иного; а ранний литературный успех, в общем, позволял автору не размениваться на поденщину.

Переводчик в предисловии отмечает ту особенность критики Гессе, что она всегда носит комплиментарный, рекомендательный характер, автор избегает негативных оценок; о том, что ему не нравится, он попросту не пишет: это еще один закон медиа, как бы сейчас сказали, «отрицательный пиар — тоже пиар». Стиль письма далеко не всегда удачно проявляется в переводе, но обилие сентиментальных эпитетов бросается в глаза: «редкостная утонченная прелесть» соседствует с «неописуемой нежностью» и так далее.

Правда, любопытно читать, с каким подспудным неприятием нападает Гессе на позднего Толстого: «Лев Толстой соединяет в своем существе две характерные для русского человека черты: русский гений, наивную интуит

Новости партнеров

«Эксперт»
№28 (713) 19 июля 2010
Германия
Содержание:
Добро пожаловать в Берлинский клуб

Германия предлагает Европе новый экономический порядок. Планы Берлина предусматривают возможность банкротства европейских государств, исключение должников из еврозоны и даже введение в кризисных государствах внешнего управления. Европейцы пока сопротивляются

Экономика и финансы
На улице Правды
Реклама