Без баланса

Экономика и финансы
Москва, 26.07.2010
«Эксперт» №29 (714)
Современная реальная экономика настолько сложна, что практически не поддается моделированию, признает заведующий сектором Вычислительного центра РАН член-корреспондент РАН Игорь Поспелов. Тем не менее макроэкономические модели, созданные российскими учеными, демонстрируют интереснейшие вещи

В начале 20-х годов прошлого века советские экономисты совершили гигантский прорыв, разработав метод анализа межотраслевых связей, на основе которого в 1925 году был составлен первый межотраслевой баланс советской экономики. В 1930-е Василий Леонтьев применил метод анализа межотраслевых связей с привлечением аппарата линейной алгебры для исследования экономики США, и с тех пор леонтьевская матрица «затраты — выпуск» на многие десятилетия стала основной математической моделью макроэкономических процессов, применяемой во всем мире. Однако в 1970-е Запад практически отказался от использования балансовых моделей для оценки ситуации в экономике и планирования экономического развития. В Советском Союзе макроэкономическая модель «затраты — выпуск» оставалась основным инструментом планирования экономики, и в 1991 году экономика рухнула. Впрочем, попытки западных экономистов создать новые макроэкономические модели успехом тоже не увенчались, свидетельством чего может служить нынешний кризис.

О том, как сегодня математики пытаются моделировать макроэкономические процессы, о возможностях и ограничениях математических моделей экономики «Эксперту» согласился рассказать заведующий сектором математического моделирования экономических структур Вычислительного центра им. А. А. Дородницына Российской академии наук член-корреспондент РАН Игорь Поспелов.

— Сейчас много говорят о кризисе экономической науки. В вашей сфере деятельности — математическом моделировании экономики — кризис наблюдается?

— Существующие сегодня математические модели действительно не умеют описывать очень важные явления в нашей жизни, особенно те, что касаются информационных тиражируемых благ. С коммерческими услугами мы как-то справляемся, с общественными тоже, а вот здесь очень сильно отстаем.

— Что имеется в виду под тиражируемыми благами?

— В первую очередь это знания и информация. А по сути дела к этому относится все то, что вы можете, получив в одном экземпляре, растиражировать в каком угодно количестве практически бесплатно. И раздать эти копии, продать или повторно использовать. Самый яркий пример тиражируемого блага — анекдот: вы можете его сколько угодно раз рассказывать разным людям и сами его не забудете. Вы вроде бы его владелец, но вы не можете контролировать распространение анекдота. С другой стороны, он у вас не кончается. Только надоедает.

И дело не в том, что подобные блага сами по себе играют все большую роль в экономике. Важнее то, что обычные блага приобретают характер тиражируемых. Потому что мы практически никогда не покупаем одну и ту же вещь. В девятнадцатом веке приказчик покупал штаны дюжинами — сегодня кому-нибудь придет такое в голову? Никому, даже самому бедному человеку или, наоборот, самому жадному скопидому. И возникает очень своеобразное явление — товары еще и «убивают» друг друга. Если в магазине появился новый сорт колбасы, вы можете его не брать, а брать старый. Однако если вы хотите купить мобильный телефон, просто чтобы говорить, без фотокамеры, — их боль

Новости партнеров

«Эксперт»
№29 (714) 26 июля 2010
Банковская система
Содержание:
Размороженные

Оживление кредитного рынка, пусть пока очаговое и неуверенное, дает надежду на ускорение посткризисного роста. Постепенное исчерпание кризисной повестки дает возможность вернуться к обсуждению стратегических проблем развития банковской системы

На улице Правды
Реклама