Особые мнения: так был ли мальчик?

Марина Тальская
26 июля 2010, 00:00

Наталья Орлова, главный экономист Альфа-банка:

— Я скептически смотрю на статданные. До июня рост корпоративного кредитования не сопровождался увеличением портфеля Сбербанка, что вызывает некоторую настороженность. Потому что если мы говорим о расширении кредитования как о тенденции, то совершенно очевидно, что крупнейший банк, который держит 30 процентов портфеля, должен в этом участвовать. В июне Сбербанк подключился: показал 1,6 процента роста за месяц. Остальные банки показали около 1,8 процента. Поэтому относительно июня можно говорить о начале некоего оживления. Но я бы не утверждала, что оно происходит на протяжении нескольких месяцев.

Есть второй аспект. Увеличение кредитного портфеля объясняется разными крупными сделками. Например, в июне, если мы вынесем за скобки Сбербанк, 60 процентов роста было обеспечено сделкой ВТБ, выдавшего крупный кредит на покупку контрольного пакета «Уралкалия». В марте, первом месяце, когда какой-то рост появился (без учета Сбербанка), очень активно выдавал кредиты «Уралсиб». Есть основания полагать, что увеличение кредитного портфеля связано с расширением кредитования со стороны отдельных игроков, а не рынка в целом.

 

Михаил Матовников, генеральный директор центра экономического анализа «Интерфакса»:

— На самом деле рост кредитования длится уже больше полугода, где-то с четвертого квартала 2009-го. Статистика показывала минус по той простой причине, что кредитов выдавалось меньше, чем гасилось. Гасили крупные российские компании, которые в период кризиса, когда фондовый и международный финансовый рынки оказались закрыты, привлекли большие кредиты у отечественных банков.

В тот период (конец 2008-го — первая половина 2009 года) кредитование действительно свернулось: наши банки не кредитовали никого, кроме крупнейших компаний. Потом оно возобновилось, но ведущие заемщики, вновь получившие доступ к более дешевым западным ресурсам, начали срочно гасить дорогие отечественные кредиты. Сложилась ожидаемая, но парадоксальная ситуация: кредитование падает, хотя при этом банки стремительно кредитуют. Сейчас закончился эффект масштабных погашений, и мы наконец смогли увидеть реальную картину.