Пошел к куме, да засел в тюрьме

Русский бизнес
Москва, 26.07.2010
«Эксперт» №29 (714)
Взаимоотношения между бывшими партнерами — бизнесменом Николаем Максимовым и Новолипецким меткомбинатом — вышли за пределы арбитражных судов. Против Максимова возбуждено уголовное дело по факту присвоения или растраты денег НЛМК. Но на деле ответ на вопрос, кто и что присвоил, не так однозначен

Разрастается противостояние бизнесмена Николая Максимова и Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК). В 2007 году последний стал стратегическим инвестором детища Максимова — компании «Макси-групп». Партнеры недолго жили в мире, уже меньше чем через три месяца у них начались конфликтны, быстро переросшие в судебные иски. И вот на прошлой неделе против Максимова возбуждено несколько уголовных дел, его счета в банках арестованы. Сам Максимов публично объявил, что связывает арест своих счетов с продолжающимся конфликтом между ним и НЛМК.

Об этой истории мы уже писали (см. «В суд за имиджем» в «Эксперте» № 22 за 2010 г.), однако тогда фактическая сторона дела была нами изложена, по сути, лишь со слов юристов НЛМК. Из них следовало, что Максимов «кинул» своего партнера (владельца НЛМК Владимира Лисина) на 200 млн долларов. Однако после выхода статьи представители г-на Максимова связались с нами и изложили свою версию развивающегося конфликта, сопроводив ее документальными свидетельствами. Адаптированную версию мы приводим ниже. Из нее следует, что пострадавшим надлежит считать Максимова, а не Лисина.

Несмотря на агрессивные выпады сторон друг против друга, надо зафиксировать два важных момента. Владимир Лисин все-таки спас «Макси-групп» от банкротства. Однако чуть позже он же, похоже, без колебаний и фактически на законных основаниях лишил своего компаньона по «Макси-групп» и активов, и денег.

Любовь зла

Бизнес-любовь у Николая Максимова и Владимира Лисина случилась в 2007 году. До этого момента «Макси-групп» хоть и развивалась высокими темпами, но строила новые сталелитейные мини-заводы в основном на заемные деньги. Инвестиции шли в Нижнесергинский метизно-металлургический завод (НСММЗ), его филиал в Ревде и в Уральский завод прецизионных сплавов (УЗПС). К концу 2007 года «Макси-групп» уже не могла самостоятельно сохранять прежние темпы развития, потому что долговая нагрузка стала чрезмерной, появились проблемы со стоимостью обслуживания, с ликвидностью — некоторые банки стали приостанавливать свое сотрудничество с ней. Долговой портфель «Макси-групп» на тот момент составлял 1,8 млрд долларов кредитов примерно от 40 банков. Эти кредиты не были сбалансированы по срокам, длинных денег в тот момент в России стало катастрофически не хватать.

Но останавливаться в расширении бизнеса «Макси-групп» не хотела. «Вопрос стоял так: либо приостанавливаться в своем развитии, либо искать партнера, — рассказывает представитель Николая Максимова, генеральный директор фирмы “Макси-инвест” Александр Малышев, — к концу 2007 года нам уже было что показать рынку. Когда мы стали развивать сталелитейный бизнес, совокупное производство трех основных заводов компании не достигало и 400 тысяч тонн стали в год, причем устаревшим мартеновским способом, однако перед сделкой с НЛМК суммарная выплавка стали и выпуск стального проката превышали 2,2 миллиона тонн в год. Собственно, этим и была обусловлена идеология соглашения будущих партнеров». По словам г-на Малышева, проведя

Новости партнеров

«Эксперт»
№29 (714) 26 июля 2010
Банковская система
Содержание:
Размороженные

Оживление кредитного рынка, пусть пока очаговое и неуверенное, дает надежду на ускорение посткризисного роста. Постепенное исчерпание кризисной повестки дает возможность вернуться к обсуждению стратегических проблем развития банковской системы

На улице Правды
Реклама