Роковая женщина французской политики

Олеся Ханцевич
26 июля 2010, 00:00

Президента Франции обвиняют в получении денег на избирательную кампанию от богатейшей женщины Европы Лилиан Бетанкур. Главный скандал этого лета, скорее всего, сильно подорвет власть Николя Саркози и поставит под угрозу его второй мандат

Дело государственной важности началось с семейной склоки, в которой главными ингредиентами были деньги, ревность — и никакой политики. Франсуаз Бетанкур-Мейерс, единственная дочь 87-летней миллиардерши, попросила суд признать свою мать Лилиан Бетанкур недееспособной и назначить ей опекуна, который распоряжался бы ее средствами. (По данным журнала Challenges, состояние Лилиан Бетанкур в 2010 году оценивается в 14,5 млрд евро. Она занимает третье место в списке богатейших людей Франции и контролирует 31% акций L’Oréal.)

Дело в том, что престарелую мадам охватила подозрительная щедрость по отношению к всемирно известному фотографу, художнику и писателю Франсуа-Мари Банье. Меньше чем за десять лет она подарила ему в общей сложности миллиард евро в виде чеков, страховок и ценных вещей, острова на Сейшелах, а также девять картин из своей коллекции. Исключительно благодаря своему обаянию и хитрости Банье заполучил полотна Пикассо, Мондриана, Матисса, Леже. Причем отношения между старинными друзьями даже нельзя назвать романтическими, так как художника никогда не интересовали женщины.

Терпение дочери лопнуло, после того как 62-летний Банье попросил Бетанкур усыновить его — Франсуаз обвинила его в «злоупотреблении ментальной слабостью» матери ради извлечения выгоды. По ее словам, подарки перешли все разумные пределы как раз после того, как здоровье состоятельной дамы резко ухудшилось. С 2002 года Бетанкур-старшая страдает от провалов в памяти, приступов депрессии и глухоты. Лилиан категорически отрицала меркантильность своего приятеля, отказывалась проходить медицинскую экспертизу и заявляла, что вправе распоряжаться своими средствами, как ей заблагорассудится.

После подачи иска она предпочла своему единственному ребенку богемного приятеля, прекратив всякое общение с Франсуаз. «Я больше не хочу видеть ее», — сказала Лилиан Бетанкур в интервью, опубликованном в конце 2008 года в Journal du Dimanche. Политический же размах семейные разборки в суде, которыми интересовалась преимущественно бульварная пресса, приобрели, когда в деле всплыли скандальные аудиозаписи.

Дворецкий

Появление этих аудиозаписей наглядно демонстрирует элите, сколь важно сохранять хорошие отношения с прислугой. Дворецкий мадам Бетанкур Паскаль Бонефуа решил отомстить хозяйке за несправедливое обращение со своими коллегами и записал на диктофон разговоры, которые велись в ее особняке в парижском пригороде Нейи-сюр-Сен. Он сохранил 21 час записанных бесед на шести дисках и передал Франсуаз Бетанкур-Мейерс. Причем, как уверяет мажордом, сделал он это абсолютно бескорыстно.

Дочь передала записи в полицию. Теперь это главное вещественное доказательство в расследованиях трех дел — о нелегальном финансировании партии президента, об уклонении Лилиан Бетанкур от уплаты налогов и о злоупотреблении полномочиями министра труда Эрика Верта.

Аудиозаписи, конечно же, просочились в прессу. Разговоры Бетанкур-старшей с Патрисом де Мэстром, главой компании Clymène, которая управляет ее состоянием, ставят в крайне щепетильное положение как Эрика Верта, так и всю политическую элиту Франции, окружение президента и самого Николя Саркози.

Всего несколько фрагментов подслушанных бесед дают основания обвинить Верта в помощи в уклонении от уплаты налогов, в конфликте интересов при трудоустройстве его жены и получении нелегальных средств для финансирования партии «Союз за народное движение» (UMP). Щедрость мадам Бетанкур коснулась и Саркози: она якобы активно помогала ему материально во время избирательной кампании.

«Честный человек»

Именно так характеризует своего преданного министра Николя Саркози, категорически отказываясь отправлять его в отставку. «Пользовалась ли Лилиан Бетанкур налоговыми привилегиями? Нет. Министр бюджета не давал на этот счет никаких распоряжений, — настаивает президент. — Если я скажу Эрику уйти в отставку, это будет означать, что его действительно есть в чем упрекнуть».

Между тем аудиозаписи говорят об обратном. Все они сделаны в 2009–2010 годах, когда Эрик Верт был министром бюджета и официально вел борьбу с недобросовестными налогоплательщиками, скрывающими свои средства в соседней Швейцарии. Совершенно очевидно, что Верт был хорошо знаком и поддерживал контакты с де Мэстром и Лилиан Бетанкур. В октябре и ноябре 2009 года финансовый советник сообщает своей начальнице, что пора бы перевести из Швейцарии два счета, скрываемые от французских властей, — на 13 и 65 млн евро. Верт просто не мог не знать о существовании этих средств, учитывая тот факт, что его жена работала в Clymène, где была подчиненной де Мэстра и как раз отвечала за управление счетами в Швейцарии. Более того, похоже, Верт специально поставил на эту должность супругу, а сам как министр бюджета закрывал глаза на уклонение от уплаты налогов.

«Я взял на работу Флоранс Верт, это жена нашего министра бюджета. Он попросил меня, и я сделал это для его удовольствия», — приводит слова де Мэстра интернет-портал Mediapart, опубликовавший содержание аудиозаписей. Известно, что зарплата мадам Верт составляла 12 тыс. евро в месяц. «Господин Верт очень симпатичный, он министр бюджета. Это он позволил Институту Франции вернуть себе здание, где мы построим зал имени Андре Бетанкура (покойный супруг наследницы L’Oréal. — “Эксперт”). К тому же он занимается вашими налогами», — рассказывал помощник миллиардерше таким тоном, что, похоже, она и правда, находится не в лучшей интеллектуальной форме.

В апреле 2010 года, когда Верт стал министром труда, де Мэстр сообщил мадам Бетанкур, что придется избавиться от важной сотрудницы из соображений безопасности. «Мы не можем больше держать его жену у нас, потому что это слишком опасно. Мы уволим ее и хорошо заплатим», — зафиксировала аудиозапись слова де Мэстра.

Управляющий многомиллиардным состоянием при включенном диктофоне проговорился и об особом внимании, которое Елисейский дворец уделял делу семьи Бетанкур. «Юридический советник Елисейского дворца Патрик Уар сказал мне, что прокурор объявит жалобу вашей дочери неприемлемой. Но не нужно об этом никому говорить», — предупредил де Мэстр начальницу.

Лилиан Бетанкур никогда не скрывала, что поддерживает правых политиков. Подтверждения этому есть и на пленке. В марте 2010 года Патрис де Мэстр попросил хозяйку подписать три чека по 7,5 тыс. евро, один из которых предназначался Николя Саркози. «Валери Пекресс, это министр науки. Она участвует в кампании за пост мэра Парижа. Она проиграет, но необходимо, чтобы вы ее поддержали. Это маленькие суммы, нужно продемонстрировать ей вашу поддержку. Второй чек — это министру бюджета, ему тоже надо помочь. А третий Николя Саркози, это максимально разрешенная сумма. Сейчас нужно, чтобы мы были друзьями. Это хорошо, недорого, но они оценят», — зафиксировано в аудиозаписи, взбудоражившей французскую общественность.

Казначей президента

Эрик Верт всегда был особым министром для Николя Саркози, ведь с 2004 года этот политик отвечал за финансирование партии «Союз за народное движение» (UMP), от которой баллотировался на выборы будущий президент. Тогда по примеру американских Charity Dinners был создан «Первый круг» (Premier Cercle) — клуб 400 крупнейших дарителей партии. Чтобы стать членом этой элитной организации и два раза в год ходить на коктейли и обеды с президентом Франции, необходимо вносить ежегодные пожертвования в партийный бюджет — от 3 до 7,5 тыс. евро (максимальный размер вклада установлен законом).

Благодаря привлечению самых богатых людей Франции президент «Первого круга» Верт превосходно выполнил свою миссию. По разным оценкам, он смог собрать на избирательную кампанию Саркози от 7 до 9 млн евро. Тогда как, например, основной конкурент кандидата от UMP на выборах социалистка Сеголен Руаяль располагала пожертвованиями лишь на сумму 750 тыс. евро.

Первые обвинения Верта в двойной игре появились еще два года назад, когда министр бюджета начал борьбу с размещением денег в «налоговом раю» — Швейцарии. Лозаннская газета Le Matin тогда отметила, что «в свое время Эрика Верта не интересовало, с каких счетов ему выписываются чеки. С швейцарских или с тех, которые декларированы в налоговых органах Франции».

Болтливый бухгалтер

Во Франции дело Бетанкур—Верта окрестили Вертгейтом (по аналогии с Уотергейтом, стоившим власти президенту США Ричарду Никсону в 1974 году), после того как появилась еще одна свидетельница — бывший бухгалтер Clymène Клэр Тибо. Она рассказала интернет-порталу Mediapart, что «Эрик Верт как казначей партии UMP весной 2007 года получил 150 тысяч евро наличными на президентскую кампанию Николя Саркози». По ее словам, конверт передал финансовый управляющий Патрис де Мэстр лично Верту во время совместного ужина. Напомним, что по французским законам ежегодные пожертвования какой-либо политической партии не могут превышать 7,5 тыс. евро, а кандидату — 4,6 тыс. евро.

Но это еще не все. Тибо поделилась информацией, касающейся самого президента Франции. «Николя Саркози (тогда мэр пригорода Нейи. — “Эксперт”) часто бывал в особняке Бетанкур. Он тоже получал свои конверты, это происходило всегда в маленьком зале на первом этаже, рядом со столовой. В день его прихода, как, впрочем, и перед приходом других гостей, меня просили принести плотный конверт, с которым он уходил», — призналась бухгалтер, отметив, что в конвертах иногда были суммы в 100 и даже в 200 тыс. евро. Правда, вскоре она частично отказалась от своих слов, пояснив, что «многие политики приходили к Бетанкур за деньгами», но доказательств, что конверты получал конкретно Саркози, у нее нет. Адвокат Клэр Тибо тут же заявил, что на его подзащитную оказывается давление.

Нападки оппонентов

Политические противники с радостью встретили компромат на президента, конечно, не упустив возможности заработать себе дополнительные баллы. Больше всех в красноречии преуспела Сеголен Руаяль: «Власть Саркози путает частную и государственную собственность. В какой другой стране возможно, чтобы министр оставался у власти при всех тех обстоятельствах, о которых сегодня знают французы? Система Саркози коррумпирована». Социалистка напомнила, что во время своей избирательной кампании президент обещал очистить неблагополучные пригороды поломойками Karcher. «Без сомнения, понадобится немало таких поломоек, чтобы отмыть от коррупции систему Саркози», — съязвила мадам Руаяль.

Еще одним политиком, кому, несомненно, выгоден Вертгейт, стал экс-премьер Франции и заклятый враг Саркози Доминик де Вильпен. Месяц назад он создал свою партию «Солидарная республика», с которой пойдет на президентские выборы в 2012 году. Противник нынешнего президента по громкому процессу «Клирстрим», он строит свою программу на критике политики Саркози, при том что политические взгляды двух протеже Жака Ширака никогда кардинально не различались. «Основная обязанность президента республики — служить на благо всех французов, отстаивать национальные интересы, а не выгораживать того или иного друга. Необходимо, чтобы он дал подробные объяснения, но я не уверен, что он это сделает. Он не хочет возвращаться к этому делу, в то время как каждый день происходят новые разоблачения, и мы узнаем новые подробности», — говорит де Вильпен, которому явно на руку такая ситуация.

Заговор против реформатора?

Действительно, положение Саркози ухудшается с каждым днем, по мере того как всплывают все новые эпизоды скандального расследования. Рейтинг президента упал до рекордного уровня (его действия одобряют всего 30% населения), тогда как доверие французов по отношению к его соперникам, напротив, растет.

 pic_text1 Фото: East News
Фото: East News

Накануне главного национального праздника Франции — Дня взятия Бастилии 14 июля — ситуация накалилась до такой степени, что президенту пришлось нарушить молчание и выступить по телевидению. Но вопреки ожиданиям оправдания Саркози звучали неубедительно и не привнесли ничего нового в развитие скандала. Он объявил себя жертвой заговора и информационной кампании, спланированной его врагами. «Я был к этому готов. Я был избран для того, чтобы решить проблемы Франции, которыми не занимались годами. Когда вы проводите реформы, вы сталкиваете чьи-то интересы, мешаете разным людям и, как следствие, подвергаетесь клевете», — отметил он, назвав такие сплетни «потерей времени». «Обо мне говорят как о человеке, который в течение двадцати лет ходил к мадам Бетанкур собирать конверты. Это постыдно и просто смешно. Необходимо, чтобы все взяли себя в руки и сконцентрировались на главном», — добавил президент. 62% телезрителей посчитали ответы президента неубедительными и неискренними.

«Эрик Верт — честный и компетентный человек, я ему полностью доверяю. Он отмыт от всех подозрений, и я не вижу причин расставаться с ним», — повторил французский президент. В качестве главного аргумента Саркози использовал заключение Генеральной финансовой инспекции (IGF), подконтрольной минфину Франции, в котором говорится, что Верт, будучи министром бюджета, не вмешивался в налоговые вопросы Бетанкур. Но газета Liberation отмечает, что «маневр с IGF шит белыми нитками»: «Этот отчет был подготовлен в короткие сроки (за 10 дней) под руководством одного человека только для того, чтобы позволить Николя Саркози отталкиваться от него во время своего выступления».

По мнению наблюдателей, глава государства пошел на минимальную уступку — «посоветовал» Верту покинуть должность казначея партии, которая вызывает так много вопросов. Что тот незамедлительно и сделал. Однако этот шаг не смог погасить скандал, и уже на следующий день в прессе появилось новое обвинение против Верта. Якобы он, воспользовавшись служебными полномочиями, уступил дружеской компании государственную собственность — 57 гектаров леса в Пикардии, на которых расположен ипподром и поле для гольфа, — по сильно заниженной цене 2,5 млн евро.

Саркози — президент одного срока?

История, связанная с коррупцией в высших эшелонах власти, главе государства пришлась очень некстати, случившись именно в тот момент, когда правительство объявило о начале приоритетной пенсионной реформы, призванной сократить бюджетный дефицит. По мнению Саркози, увеличение пенсионного возраста на два года, до 62 лет, неизбежно, хотя и вызывает острое недовольство французов. Профсоюзы уже пообещали устроить серию забастовок осенью, когда проект будет вынесен на утверждение парламента. Скандал же сильно сокращает шансы Саркози на принятие реформы, тем более что ответственным за ее проведение является не кто иной, как министр труда Эрик Верт.

«Президент республики повторяет по кругу фразы, которые обескураживают. По его словам, дело Бетанкур — результат заговора противников пенсионной реформы. Какой гротеск! Он говорит только потому, что не имеет права молчать. Но этот разговор ничего не меняет в той атмосфере, которая сложилась ближе к концу его правления», — такой вывод сделал глава «Левого фронта» Жан-Люк Меленшон, и с ним согласны многие.

Вертгейт сильнее всего ударил по Саркози. Похоже, его репутация запятнана навсегда. Спасти президента сможет только доказательство сфабрикованности скандала от начала до конца, но сделать это будет фактически невозможно, учитывая количество обличительных доказательств. Конечно, до досрочного смещения с должности дело не дойдет, так как эта процедура во Франции еще никогда не применялась ввиду своей сложности. Она предполагает вынесение этого вопроса на рассмотрение Высшего суда двумя палатами парламента, затем две трети членов Высшего суда должны проголосовать за лишение Саркози его президентского кресла. Учитывая, что до следующих выборов осталось два года, это кажется нецелесообразным.

Наиболее вероятен другой сценарий: Николя Саркози останется во главе Франции до конца мандата, но проиграет вторые в своей жизни выборы. Тогда он останется в истории харизматичным и амбициозным лидером, которого погубила щедрость богатейшей женщины Европы. Но кто знает, какие еще сюрпризы готовит нам расследование этой запутанной истории?