Глобальная локализация

Культура
Москва, 02.08.2010
«Эксперт» №30-31 (715)
Благодаря интернету граффити превратились из артистической разновидности хулиганства в одно из ведущих художественных движений XXI века

Искусство, старое и новое, прочно обосновалось в интернете. Собрания многих музеев мира, даже тех, у которых никогда не было полных каталогов, сегодня можно посмотреть, не выходя из дома, и даже заглянуть в их запасники. Но интернет не превратил старое искусство в новую реальность: живопись осталась живописью, скульптура — скульптурой, знаменитые шедевры — знаменитыми шедеврами, малоизвестные произведения — малоизвестными произведениями. Другое дело «уличное искусство», street art, то есть надписи и рисунки по трафарету на разных объектах коммунального хозяйства. Здесь интернет сыграл совершенно особую роль — изменил статус целого явления.

Заповедные места

Еще недавно познакомиться с этим видом изобразительной деятельности проще всего было в электричке, проезжающей по заповедным местам граффити-художников — вагонным депо, городским окраинам с их гаражами и бесконечными бетонными заборами. На этих маршрутах по-прежнему есть все: от всякой ерунды, написанной пестрыми латинскими буквами, до редких занятных картинок и самих авторов — парней, торопливо распыляющих из баллончиков вонючую краску.

Искусство писать и рисовать на заборах начало претендовать на нечто большее, чем просто хулиганство, еще в 70-е. Сначала в Америке, в следующее десятилетие и во Франции. В вагонах французского метро к 90-м уже почти не оставалось живого места. Тут на передовые позиции вышла Англия, скоро и наши промзоны запестрели надписями. Вообще, все граффити-художники в большом долгу перед Берлинской стеной, потому что именно она перед самым своим падением стала легальным, официальным и знаменитым полем для творчества многих, чьи плоды деятельности никто и не собирался соскребать, замазывать краской, а вовсе даже наоборот.

Сегодня, несмотря на то что рисунки и надписи на стенах и заборах не имеют какого-то ясного статуса и те, кто их производит, всегда могут быть привлечены к административной ответственности за вандализм, «уличное искусство» стало модным и уже отнюдь не анонимным. В нем есть свои имена, хотя знаменитое имя вовсе не означает славу в общепринятом понимании — великие уличные мэтры именам предпочитают псевдонимы и не спешат показывать свои лица. Не спешат до такой степени, что их главным «лицом» становится черное пятно на экране. И чем солиднее мэтр, тем меньше ясности вокруг его личности. В этом смысле Бэнкси — образцовая стрит-артовская знаменитость.

Великий и неуловимый

Принято считать, что Бэнкси, лица которого никто никогда не видел (возможно, за исключением тех, кто не знает, что перед ним именно он), — это Роберт Бэнкс, бристолец, которому нет сорока. Он занялся граффити в 90-е, вовсю использовал трафареты ради ускорения процесса. Рисовал, как все, на воротах, мусорных баках и, разумеется, заборах в старых промзонах, которых что в Бристоле, что в Лондоне с избытком. Остроумие вкупе с неуловимостью прославили его чрезвычайно. Теперь он рисует по всему свету, включая Мельбурн и Западный берег Иордана, где израильтяне выстроили стену как будто специально

Новости партнеров

Реклама