В поисках новых пропорций

Русский бизнес
Москва, 02.08.2010
«Эксперт» №30-31 (715)
Творчество молодого российского дизайнера Виктории Газинской сегодня бурно обсуждают все мировые фешн-блогеры. Это привлекло к дизайнеру внимание известных европейских байеров

Российскому дизайнеру одежды очень сложно конкурировать с западными брендами. Причин тому много, одна из них — отсутствие возможности для раскрутки в нашей стране незнакомого автора. Инвесторы пока не видят в одежном бизнесе перспективного объекта вложения денег. Однако в последние годы некоторые молодые отечественные дизайнеры пытаются выйти на мировую арену моды, используя в качестве самого доступного способа заявить о себе интернет-площадки. Яркий пример — 28-летняя Виктория Газинская, чьи коллекции вызвали наибольший резонанс на майской фешн-неделе Cycles and Seasons by Master Card в Москве. Собственную марку одежды Виктория основала три года назад. Ее коллекции — скульптурные «театральные» платья, гипертрофированные костюмы с нарушенными пропорциями — стали предметом активного обсуждения фешн-блогеров во всем мире. Это привлекло внимание известных западных ритейлеров, таких как культовый мультибрендовый бутик Colette в Париже. На прошедшей недавно французской неделе Haute Couture этот магазин продемонстрировал в своем ассортименте несколько моделей Газинской из осенне-зимней коллекции. И, чего ранее никогда не случалось, предоставил начинающему российскому дизайнеру право оформить одну из своих витрин — как правило, Colette привлекает к работе только западных мэтров моды.

В перспективе Виктория Газинская планирует сформировать марку, представляющую самый широкий ассортимент — от концептуальных платьев до аксессуаров и парфюмерии и столь же узнаваемую, как Prada или Yves Saint Laurent. О первых шагах к этой цели — в интервью «Эксперту».

— Как вы нашли свой стиль в поле русского дизайна, который предполагает либо стилизацию советского прошлого или фольклора, либо тиражирование западных моделей?

— Я не считаю, что существую в рамках только русского дизайна. Он закончился в 10–20-х годах прошлого столетия, когда завершилось великое русское искусство — то искусство, которое было вписано в общемировой контекст. Кстати, может быть, некие параллели с эстетикой именно той эпохи у меня есть — я имею в виду эстетику конструктивизма. Современная же отечественная мода втиснута в рамки коммерческого контента, поэтому в ней нет искренности, бескомпромиссности. Я не осуждаю дизайнеров, которые хотят вкусно кушать, но все-таки мода — это не только тиражирование моделей, которые будут продаваться наилучшим образом, а поиск новых сочетаний форм, цвета и так далее. Блуза, заправленная в юбку, конечно, прекрасный образ. Но нужно идти дальше, осмысливая то, что происходит вокруг. Так работают художники с мировым именем. И мне приятно, что, создавая коллекции, я порой иду по тому же пути, что и западные дизайнеры, которые определяют тенденции. Вот, например, в одной из своих коллекций культовый американский дизайнер Раф Симонс представил трансформацию прямоугольных фирменных силуэтов. И я, параллельно отшивая свои коллекции, тоже работала над наскучившей геометрической формой как в архитектуре, так и в скульптуре платья, искала новые интересные решения, которые

Новости партнеров

    Реклама