В стиле Венесуэлы

Русский бизнес
Москва, 16.08.2010
«Эксперт» №32 (716)
Запрет на экспорт зерна обеспечит нашу продовольственную безопасность на этот год, однако приведет к сокращению инвестиций в сельхозотрасль и потере лидерских позиций России в мировой зерновой торговле

Россия выходит из клуба ведущих мировых экспортеров зерна — таковы последствия сложившейся под влиянием засухи и запрета на экспорт зерна ситуации. Более того, по прогнозам экспертов, некоторые виды ранее экспортировавшихся нами зерновых, пшеницы и фуражного зерна в конце сезона, возможно, придется закупать за рубежом — такого не было уже восемь лет.

О введении запрета на экспорт зерна с 15 августа по 31 декабря этого года российский премьер Владимир Путин объявил 5 августа. Несмотря на то что данная мера до этого активно обсуждалась в правительстве, решение премьера прозвучало как гром среди ясного неба — никто не ожидал, что оно будет принято так стремительно. И, судя по всему, единолично — буквально за полчаса до объявления экспортного моратория представители Минсельхоза заявляли СМИ, что запрета не будет.

Мотивы, побудившие ввести эмбарго, понятны: пожары, погибшие люди, выжженные деревни и поля, растущая инфляция, недовольство граждан тем, как власти борются с засухой, — не хватает только дефицита хлеба. Наверное, в такие моменты не думаешь о тонких настройках и гибком регулировании, хочется прибегнуть к крайним мерам.

«Решение о временном запрете экспорта зерна было принято не от хорошей жизни», — сказал в прошлый понедельник на заседании президиума правительства российский премьер. Он привел следующие цифры: «Российская Федерация потребляет примерно 77–78 миллионов тонн зерна в год. В этом году в связи с засухой для внутреннего потребления потребуется около 78 миллионов тонн. По последним прогнозам Минсельхоза, урожай будет значительно меньше, чем предполагалось в начале года, — 65 или даже 60 миллионов тонн. Помимо этого, мы имеем в интервенционном фонде 9,5 миллиона тонн плюс 21 миллион тонн — переходящий остаток прошлого года. Итого 90 миллионов тонн. Если к внутреннему потреблению прибавить экспорт, то никаких запасов на будущий год не останется. А это огромный риск». Риск усугубляется проблемами, связанными с предстоящей посевной. «Сейчас в ведущих регионах страны мы не можем и не сможем пока сеять озимые — погода не позволяет. Значит, значительная часть территорий страны войдет в следующий год без озимых культур. Поэтому рассчитывать на быстрое снятие запрета на экспорт пока не приходится, хотя это, конечно, временная мера. Мы находимся в чрезвычайной ситуации и, конечно, обязаны, просто обязаны прежде всего позаботиться о гражданах собственной страны, о своих сельхозпроизводителях», — подчеркнул Владимир Путин.

Это основная, официальная версия того, почему был введен запрет. Но существует мнение, что введение эмбарго было выгодно некоторым российским экспортерам. Так, например, незадолго до правительственного заявления глава самой крупной отечественной экспортной структуры, Международной зерновой компании (МЗК), «дочки» международной корпорации Glencore, Юрий Огнев в интервью агентству «Рейтер» выступил за то, чтобы ввести в России запрет на экспорт зерна. Вообще, такое заявление в его устах звучит довольно странно. Участники рынка

Новости партнеров

«Эксперт»
№32 (716) 16 августа 2010
Пожары
Содержание:
Фаза выгорания

К чудовищным пожарам в России привела не только погодная аномалия, но и «человеческий фактор», деградация лесного хозяйства и малоэффективные технологии пожаротушения

Реклама