Спор, которому две тысячи лет

Книги
Москва, 23.08.2010
«Эксперт» №33 (717)

Вопрос о том, что такое нация, народ и раса, беспокоит человечество с тех пор, как появились современные национальные государства и народ стал сувереном. В первой конституции государства подобного рода — конституции США, написано: «Мы, народ Соединенных Штатов…». Но на вопрос, кто этот народ, в каждой стране вы можете услышать разный ответ. Это могут быть все, кто проживает на ее территории; это могут быть люди определенного этнического происхождения или приверженцы определенной религии. И даже такой набор ответов делает понятие народа неопределенным. А ведь есть еще и группы людей, называющие себя одним народом, но не имеющие собственной государственности и проживающие в разных странах или вообще рассеянные по всему свету. Евреи долгое время и были таким народом. Некоторые специалисты полагали, что евреи — это группа народов, объединенных общим историческим и культурным прошлым. Другие считали, что это один народ, пронесший через две тысячи лет рассеяния этническое или расовое единство. Именно эта точка зрения легла в основу самой идеи сионизма и создания Государства Израиль.

Израильский историк Шломо Занд пытается доказать, что эта идея не более чем миф, не подкрепленный историей. А на самом деле евреи разных стран — это действительно разные народы, возникшие в результате активного прозелитизма сторонников иудейской религии в разные века. А евреи Израиля — еще один еврейский народ, возникший уже после создания Израиля и являющийся частью израильской нации, включающей в себя всех, кто живет на его территории. Так же как евреи, живущие в других странах, — это часть нации этих стран. И, по мнению Занда, только признание этого факта, признание равенства всех израильтян, которого пока нет, независимо от этнического происхождения, может гарантировать Израилю историческое будущее.

Новости партнеров

«Эксперт»
№33 (717) 23 августа 2010
Инфляция
Содержание:
Не навреди

Нынешний разогрев продовольственных цен носит конъюнктурный и во многом психологический характер. Было бы крайне неуместно реагировать на него ужесточением денежной политики ЦБ, нанося удар по хрупкому посткризисному росту в реальном секторе экономики

Реклама