Денег всё не соберем

На улице Правды
Москва, 30.08.2010
«Эксперт» №34 (718)

Долгожданное изменение погоды изменило и состояние умов. Когда было «Зной! Дым! Горим!», это порождало и чрезвычайно далеко идущие выводы о перспективах самого политического режима, и призывы (в том числе исходящие от верховной власти) основательно разобраться с тем, как дожили до жизни такой, и сделать надлежащие оргвыводы.

Но дело забывчиво, а тело расплывчиво. С наступлением приличествующей концу августа прохладной и влажной погоды и с угашением пожаров общественные страсти удалились бушевать в другое место, а начальство занято текущими делами — довлеет дневи злоба его. Про выводы кадрового и организационного характера уже ничего не слышно. Что, впрочем, неудивительно. См. мартовскую попытку сделать оргвыводы в отношении спортивного министра В. Л. Мутко, каковая попытка оказалась с негодными средствами.

Вряд ли, однако, все можно списывать на безусловно имеющие место аппаратные интриги и блокировки. Нелюбовь к строгому разбору полетов и неготовность прислушиваться к звонкам — хотя бы даже они исходили с того света — есть наша национальная черта, которая чинов-званий не разбирает. Высшее начальство, также к этим разборам ничуть не склонное, лишь демонстрирует, что народ и партия едины.

Точнее даже — народ и партии. Что системная, что несистемная оппозиция в смысле любви к извлечению уроков и производству оргвыводов ничуть не отличается от обитателей Кремля. Вошедшая в хрестоматии пламенная речь «Проектанты негодные, увы! Утратили все полимеры!» так полюбилась народу, возможно, еще и потому, что безымянный руководитель с «Северстали» оказался единственным на всю Россию, кто решился строго, но справедливо возвысить достойных и осудить порочных.

Но в рассуждении о полимерах можно также и глянуть окрест. Мою тверскую деревню Господь миловал от пожарного бедствия, лишь где-то вдали подымили торфяники. За все время небесной казни был пережит лишь один острый момент, когда неизбежный во всяком селении давний и зловредный идиот решил пожечь мусор на своем участке (за участком было 150 м посохших овсов, а далее хвойный бор, одной искры бы хватило). К идиоту прибежали, разбранили и заставили потушить, но бить не били и в милицию не сдавали. Причем мотивация была не великодушная, но скорее малодушная — неохота связываться. Примерно как у Кремля, который оставил на своих постах выдающимся образом отличившихся руководителей.

При дальнейшем обозрении деревни в противопожарном отношении я встал перед проблемой, что делать с бурьяном выше человеческого роста, который растет на участках, неясных в имущественном отношении. В частности — по ту сторону моего забора. Вручную выкосить такую целину — труд тягчайший. Пустить технику с плугами и боронами — будет вторжение. Разве что нещадно обработать гербицидом, что, впрочем, тоже будет вторжение. При тоталитаризме о том заботился председатель колхоза, указывавший дачникам: «Сгорите же, дураки!» — и угрожавший обрезать заросшие участки под окна. Теперь свобода, неясные имущественные отношения и не грозит никто в окно.

Новости партнеров

«Эксперт»
№34 (718) 30 августа 2010
Рынок банковских вкладов
Содержание:
Бегом за вкладчиком

Поддержание высоких депозитных ставок делает банки заложниками рискованных бизнес-моделей

Экономика и финансы
Наука и технологии
На улице Правды
Реклама