Лебедь, лев и птицы

Антон Долин
30 августа 2010, 00:00

В Венеции открывается 67-й Международный кинофестиваль

Венецианская Мостра (то есть «выставка» кино: здешний фестиваль — часть Биеннале, и за этот термин дирекция держится) в 2010 году, кажется, будет еще более эклектичной, чем всегда. Единственный ведущий киносмотр, не обладающий собственным рынком, больше Канн и Берлина интересуется причудами и диковинами. Таковых будет рекордное число: глава Мостры Марко Мюллер поменял регламент, и теперь в параллельном конкурсе «Горизонты» на равных правах участвуют фильмы любого хронометража. От трехминутных до пятичасовых. Причем состязаться они будут за один и тот же приз. Подобное нововведение позволило попасть в этот конкурс сразу нескольким нашим соотечественникам: это Рустам Хамдамов с 26-минутными «Бриллиантами», где снимались Рената Литвинова и Диана Вишнева; нижегородцы Галина Мызникова и Сергей Проворов с экспериментальным 45-минутным фильмом «Воодушевление»; а также Виктор Алимпиев с 12-минутным видеоартом «Слабый Рот Фронт». Наравне с ними в той же программе примут участие именитые авторы — прославленный мексиканский сценарист Гильермо Арриага и старейший режиссер мира, патриарх португальского кино 101-летний Мануэль де Оливейра. Оба — с короткометражками. Старт «Горизонтам» даст ветеран французского кино — знаменитая Катрин Брейя. В последнее время постановщица «Романса», «Интимных сцен» и «Порнократии» увлеклась сказками. Ее поэтичная и жестокая версия «Синей Бороды» пока показывалась в Москве только на фестивалях, но в течение ближайших месяцев выйдет в прокат. В Венеции же покажут уже следующую киносказку Брейя по мотивам все того же Шарля Перро — «Спящую красавицу».

 pic_text1 Фото: Архив пресс-службы
Фото: Архив пресс-службы

Однако все это лишь гарнир к основному блюду, которым традиционно является основной конкурс. Главным дегустатором назначен Квентин Тарантино, уже председательствовавший шесть лет назад в каннском жюри (тогда «Золотая пальмовая ветвь», к всеобщему изумлению, досталась Майклу Муру). Похоже, многие фильмы отбирались специально «под Тарантино». Например, «13 убийц» его любимца — неудержимого японца Такаси Миике, в «Сукияки джанго вестерне» которого Тарантино когда-то играл. Или «Судья Ди и тайна призрачного пламени» — экранизация Цуем Харком, заслужившим звание «гонконгского Спилберга», знаменитого детективного романа (судя по всему, фильм вполне коммерческий). Или, наконец, «Дорога никуда» — новая работа ветерана американского независимого кино Монте Хеллмана, сделанная после долгого перерыва. Хеллман известен тем, что лет сорок назад делал интересные картины с молодым еще Джеком Николсоном, а в 1990-е не снял ни одного фильма, зато спродюсировал «Бешеных псов» дебютанта Тарантино. Вдобавок вне конкурса будет показан «Мачете» — новый лихой опус Роберта Родригеса, ближайшего товарища Тарантино. Эта картина о мстителе-мексиканце, где отметились и Джессика Альба, и Стивен Сигал, и Роберт де Ниро, и вовсе выросла из фальшивого трейлера, когда-то прилагавшегося к совместному проекту Тарантино и Родригеса «Грайндхауз».

 pic_text2 Фото: Архив пресс-службы
Фото: Архив пресс-службы

Сложнее представить себе, как киноман Тарантино оценит произведения своих ровесников — коллег и соотечественников, участвующих в соревновании за «Золотого льва». Откроет фестиваль новый опус человека, уже обладающего одним таким трофеем: «Черный лебедь» — следующий фильм Даррена Аронофски после победоносного «Рестлера». То кино было сугубо мужским, этот триллер обещает быть чисто женским. В центре интриги — соперничество двух балерин Нью-Йоркского балета, главную героиню играет Натали Портман. Похоже, основным источником вдохновения для режиссера послужило либретто «Лебединого озера». Еще одна именитая американка, когда-то награжденная Мострой, — София Коппола. Ее картина «Где-то» — лирическая драма об актере, знакомящемся со своей двенадцатилетней дочерью. Наконец, еще один интересный конкурсант из Штатов — звезда альтернативного кинематографа, актер и режиссер Винсент Галло. Его предыдущая работа «Бурый кролик» побила все рекорды непопулярности в Каннах, иные критики провозгласили скучный, претенциозный и неприличный road movie «худшим фильмом 2000-х»; Галло дал обещание больше не снимать кино — но вот и нарушил. В Венецию он привезет картину «Обещания, написанные на воде».

 pic_text3 Фото: Архив пресс-службы
Фото: Архив пресс-службы

Европа тоже не ударит в грязь лицом. Если новые произведения классиков — итальянца Марко Белоккио и чеха Яна Шванкмайера — будут показывать вне конкурса, то в конкурсной программе примут участие и модный Том Тыквер, вернувшийся из Голливуда в родную Германию с драмой «Любовь втроем», и Франсуа Озон, в «Вазе» которого окажется удивительный букет из Жерара Депардье и Катрин Денев, и причудник-испанец Алекс де ла Иглесия с «Печальной балладой для трубы». Особняком стоят режиссеры-мультикультуралисты, снимающие кино международное в высшем смысле этого слова. Это и поляк Ежи Сколимовский — в его англоязычном триллере «Основное убийство» сыграл тот же Винсент Галло, и живущий во Франции вьетнамец Тран Ан Хунг, экранизировавший в Японии «Норвежский лес» Харуки Мураками, и тунисец Абедллатиф Кешиш, давно составляющий славу французского кино, с «Черной Венерой», и американец Джулиан Шнабель с франко-израильской картиной «Мираль».

Похоже, многие фильмы на Венецианском фестивале отбирались специально «под Тарантино»

Нашлось среди претендентов на «Львов» место и для русской картины. Это «Овсянки» Алексея Федорченко — екатеринбуржца, когда-то открытого Венецианским фестивалем (его псевдодокументальные «Первые на Луне» были по ошибке награждены как лучший неигровой фильм). «Овсянки» — экранизация повести казанского фольклориста и писателя Дениса Осокина; ее сюжет связан с ритуальными похоронами жены одного из героев. В процессе принимают активное участие поименованные в заголовке птицы. Среди актеров — Юрий Цурило и Виктор Сухоруков, оператор фильма — любимец Венеции Михаил Кричман, снимавший «Возвращение» и «Изгнание».