Воспитательная роль кризиса

Российские регионы Сибири и Дальнего Востока, похоже, научились экономить. Однако лишь единицы смогли и в жестких условиях дефицита инвестиционных средств изыскать резервы для осуществления самых насущных проектов

Минувший экономический кризис изменил основные черты бюджетной политики российских регионов, заставив местные власти произвести переоценку приоритетов, отказаться от изобретения все новых и новых проектов и учиться искать резервы для осуществления самых необходимых идей. Некоторым удалось перераспределить внутренние ресурсы так, что даже нашлись средства для возобновления инвестирования наиболее важных региональных проектов. Впрочем, последнее касается лишь регионов с развитой экономикой. У дотационных же зависимость от центра лишь возрастает.

Жесткое состояние недобора

Особенно тяжелая ситуация с наполнением бюджета сложилась в Кузбассе и в Красноярском крае, где основу налогооблагаемой базы составляют предприятия черной и цветной металлургии, угольной промышленности, наиболее сильно пострадавших в кризис. В Кемеровской области собственные доходы по итогам 2009 года сократились почти на треть относительно предыдущего года (с 71,7 до 44,8 млрд рублей), в Красноярском крае — на 15% (с 82 до 69 млрд). Но если Красноярск в 2010 году уже надеется наверстать упущенное и выйти на докризисный или близкий к нему уровень собственных доходов, то кемеровчанам последствия кризиса, очевидно, будут аукаться еще долго.

Большинство других регионов, в доходной части которых доля федеральных поступлений традиционно велика, также были вынуждены затянуть пояса, вне зависимости от динамики собственных доходов, — в нынешнем году центр резко сократил трансферты. В Томской, Иркутской и Амурской областях, Алтайском, Красноярском и Хабаровском краях, Забайкалье и некоторых других регионах уровень безвозмездных бюджетных поступлений снизился. Так что, принимая бюджет-2010, регионам пришлось не только до минимума сократить расходные обязательства, но и запланировать резкое повышение бюджетного дефицита. Из двух с лишним десятков регионов обоих федеральных округов только экономически сильные Красноярск и Новосибирск надеются в этом году сохранить расходы на уровне прошлого года.

Полны оптимизма также Приморье и Амурская область, получившие мощный толчок к развитию в связи с реализацией на их территориях ряда масштабных федеральных инвестпрограмм. Впрочем, Приморье, несмотря на идущие инвестиции, все же утвердило на этот год беспрецедентно высокий бюджетный дефицит и оказалось в одной группе с Сахалином, Бурятией, Чукоткой и Республикой Алтай, которые заложили в текущие бюджетные планы заметное сокращение федеральных поступлений и дефицит, превышающий законодательно установленную норму в 10% от собственных доходов.

Идя на рост дефицитов, регионы, по крайней мере часть из них, похоже, слегка перестраховываются, занижая планы сбора налогов. Возможно, их пессимизм в какой-то степени оправдан — начавшийся экономический рост еще не измеряется величинами, которые говорили бы о гарантированном и существенном увеличении бюджетных поступлений, да и центр урезает трансферты. С другой стороны, в той же Республике Алтай, запланировавшей превышение нормы дефицита, за два квартала текущего года в бюджет уже поступило по статье собственных доходов 62% годового плана, в Сахалинской области — 74%.

Рост на трансфертах

При сопоставлении структуры бюджетных доходов регионов Сибири и Дальнего Востока бросается в глаза одно важное различие. Большинство дальневосточных территорий в 2009 году не только удержали, но и нарастили объем собственных доходов. Но этому способствовали не какие-то принятые ими удачные меры, а осуществляемые здесь крупные проекты и федеральные программы. Так, ФЦП «Модернизация транспортной системы России (2002–2010 годы)» уже близка к завершению. Ее объем за восемь лет составит более 4,6 трлн рублей в целом по России. В Сибири и на Дальнем Востоке финансируются строительство автотрасс «Амур» (Чита—Хабаровск), «Лена» (Большой Невер—Якутск), «Колыма» (Якутск—Магадан), «Уссури» (Хабаровск—Владивосток), железнодорожной линии Беркакит—Томмот—Якутск, развитие Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей, модернизация и реконструкция морских и речных портов и ряда аэропортов.

А вот за шесть лет действия ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» предполагается инвестировать 407,8 млрд рублей (см. таблицу). В 2008 и 2009 годах профинансировано соответственно 29,1 и 42,8 млрд.

Отдельная подпрограмма «Развитие города Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе» — в 2012 году здесь пройдет саммит стран АТЭС — оценивается сегодня в 553,4 млрд рублей (201,9 млрд — из федерального бюджета, 317,8 млрд — за счет внебюджетных источников).

По предварительным итогам января–июня 2010 года, подведенным полпредством президента в Дальневосточном федеральном округе (ДФО), инвестиционный процесс на Дальнем Востоке имеет благоприятные тенденции: вложения в экономику региона составили порядка 100–102% по отношению к аналогичному периоду 2009 года — около 300 млрд рублей. По предварительным итогам первого полугодия 2010 года, на долю Дальнего Востока приходится примерно 10% всех инвестиций в целом по России. Это притом что в регионе проживает менее 5% населения страны.

Вообще, по итогам прошлого года, ДФО стал единственным в стране округом, где сохранилась положительная динамика социально-экономического развития. Индекс промышленного производства за 2009 год составил 103,5%, объем инвестиций — 109%, грузооборот — 102,8% к уровню предыдущего года. «Причем не только из-за того, что мы являемся транзитной территорией для транспортировки грузов из других регионов и зарубежных стран, — объясняет экономический успех полномочный представитель президента в ДФО Виктор Ишаев. — Собственных товаров, материалов и ресурсов мы отгрузили не меньше».

В Сибири же нарастить собственные доходы удалось лишь единицам: высокодотационным Туве и Бурятии, живущим за счет федерального бюджета, и крепкому «середнячку» Иркутской области.

И это несмотря на то, что в Сибири тоже осуществляются крупные проекты и федеральные программы, но их значительно меньше, чем на Дальнем Востоке, и затрагивают они пока не многие регионы Сибирского федерального округа (СФО). Запуск в 2009 году первой очереди нефтепровода Восточная Сибирь—Тихий океан (Тайшет—Сковородино), пересекающей территории Иркутской (относится с СФО) и Амурской областей (часть ДФО), привел в Приангарье к годовому росту индекса промпроизводства по разделу «добыча топливно-энергетических ископаемых» на 45,6%, а в Амурской области — на 31,4%. Но если Иркутскую область программа задела лишь «краешком» и по итогам 2009 года промпроизводство здесь все же сократилось на 4,9%, то Амурская область помимо ВСТО получила значительные федеральные инвестиции в развитие транспортной и энергетической инфраструктуры (сдана третья очередь Бурейской ГЭС), а также социальных объектов. В результате индекс физического объема производства региона вырос на 10,6%.

Что касается других проектов, то, например, на «Комплексное развитие Нижнего Приангарья» в 2009 году направлено примерно 7 млрд рублей, на строительство технопарка новосибирского Академгородка — около 400 млн. На бюджетные средства продолжалось строительство второй взлетно-посадочной полосы в новосибирском аэропорту Толмачево (сдана в эксплуатацию весной этого года), федеральной автотрассы М-53 и т. д.

В минувшем июле российское правительство внесло проект «Комплексное развитие алтайского Приобья и эффективное использование туристско-рекреационных активов юга Сибири» в Перечень первоочередных инвестиционных проектов. Речь идет почти о 600 млрд рублей и о создании агропромышленного, биофармацевтического, топливно-энергетического и туристско-рекреационного кластеров. Они призваны не только обеспечить население основными видами продовольствия, импортозамещающей фармацевтической продукцией и качественными туристическими услугами, но и помочь региону выйти на межрегиональные и международные рынки.

Федеральные инвестиции оказались мощным драйвером. Они помогли регионам Дальнего Востока смягчить удар кризиса, но пока не решили изначальную задачу — создать благоприятные условия для прихода крупных частных инвестиций в массовом порядке и сформировать на восточной окраине России современную экономику. Сахалинская область, где основные строительные работы по нефтегазовым проектам завершились, в нынешнем году опять испытывает проблемы с наполнением бюджета. Кроме того, упал спрос на трудовые ресурсы. На строительстве завода по сжижению природного газа было занято несколько тысяч человек, сегодня на предприятии работают несколько сотен, и в основном иностранцы.

Схожие проблемы обозначились в Якутии. За первое полугодие 2010 года объем выполненных строительно-монтажных работ снизился на 53% (до 13,7 млрд рублей).

Труба вообще определяет структуру вложений в регионы Дальнего Востока, которая будет меняться по мере продвижения к конечной точке трассы. Если в 2009 году по инвестициям лидировали Приморский край (как за счет АТЭС, так и за счет строительства газопровода), Амурская область, Якутия (ВСТО увеличил объем вложений в экономику вдвое), то в 2010-м рост будет наблюдаться на территории Хабаровского края и Еврейской автономной области. А в Якутии — падение показателей. По итогам первого квартала инвестиции здесь составили всего 24% от объемов соответствующего периода прошлого года. По словам министра экономического развития республики Михаила Осипова, строительство ВСТО вышло за пределы республики, а вместе с ним ушли и инвестиции. Труба не создала здесь большого количества новых рабочих мест и не привела к возникновению развитой и стабильной экономики. Для этого региону, как, впрочем, всей Сибири и Дальнему Востоку, нужны качественно иные проекты.

Позитив жизни по средствам

Большинству территорий СФО приходится рассчитывать на собственные силы. Сокращение всех видов поступлений в сибирские бюджеты привело к существенному урезанию расходных статей — секвестрованы долгосрочные целевые программы и капитальные инвестиции по проектам, находившимся на момент начала кризиса на старте. Во многих регионах приостановлены работы даже по инфраструктурным объектам. В Омске, в частности, бюджетные расходы на строительство метро и реконструкцию аэропорта Федоровка сокращены до нуля. Новосибирск и Томск форсировали дорожно-строительные работы лишь после того, как была получена гарантия поддержки из центра. Бурятия прекратила финансирование собственных проектов, оставив лишь те, которые осуществляются на паритетных началах с федеральным центром.

В результате структура бюджетных расходов сибирских территорий несколько отличается от того, что можно увидеть у дальневосточных собратьев (см. графики): доля вложений в экономику в большинстве сибирских субъектов федерации сократилась. Зато заметно выросли расходы на социалку и ЖКХ.

Впрочем, экономически развитые сибирские территории для поддержания своей экономики сумели мобилизовать внутренние резервы и даже начать реализацию наиболее приоритетных проектов, особую роль в которых играют частные инвестиции.

Группа «Илим» утвердила инвестиции в размере около 700 млн долларов в строительство нового целлюлозного завода в Братске. Новый лесопромышленный комплекс будет производить 720 тыс. тонн беленой хвойной целлюлозы ежегодно. В результате уже после запуска комбината, со второго квартала 2012 года, общий предполагаемый объем производства хвойной и лиственной целлюлозы в Братске превысит 1 млн тонн в год, а в консолидированный бюджет Иркутской области к 2014 году поступит около 2 млрд рублей.

В Красноярске появится одна из крупнейших в стране мебельных фабрик. «Проект оценивается более чем в 5,5 миллиарда рублей и предусматривает создание современного производства мебели бизнес- и премиум-класса, а также увеличение мощности действующей фабрики», — сообщил руководитель проекта Василий Шилкин.

В Томске планируют привлечь самые масштабные за последние пятнадцать лет инвестиции — 30 млрд рублей, — чтобы построить новый нефтеперерабатывающий завод.

Кузбасс, максимально сократив расходы практически по всем направлениям, кроме социальной политики, умудрился в прошлом году открыть несколько новых производств взамен закрытых или сокративших выработку старых.

Несмотря на то что в трехлетнем прогнозном плане экономического развития Новосибирской области валовой объем расходов регионального бюджета зафиксирован на уровне 2009 года вплоть до 2011 года, финансирование мер поддержки уже в текущем году увеличено на 20–25% (более чем на 2,5 млрд рублей). А осуществление программы поддержки строительной отрасли позволило ввести в оборот более 1,2 млн квадратных метров жилья — самый высокий показатель в округе.

Иркутская область, бюджет которой на нынешний год в доходной и расходной частях урезан на 6 млрд рублей, сохранила финансирование 13 из 26 областных программ на уровне прошлого года, а по семи расходы увеличены.

Впрочем, большинство действительно крупных начинаний регионального уровня — от новых мостовых переходов через Обь в Новосибирске или Ангару в Иркутске до завода поликристаллического кремния в Омске и строительства обогатительных фабрик в Кузбассе — все же будут реализовываться на условиях софинансирования из федерального бюджета, на бюджетные кредиты или под государственные гарантии. Тем не менее включение подобных проектов в инвестиционные планы на этот год, безусловно, означает оживление так называемых бюджетов развития.

Новосибирск—Хабаровск—Барнаул