После перезагрузки

Политика
Москва, 06.09.2010
«Эксперт» №35 (719)
Чтобы развить позитивные тенденции в российско-американских отношениях, от обеих сторон требуется поощрять искреннее сотрудничество, сглаживать конфликты интересов и преодолевать внутреннее сопротивление на пути к улучшению взаимоотношений

У людей, которые поддерживают попытки Барака Обамы «перезагрузить» отношения с Россией (к каковым отношусь и я), последние полтора года оставили весьма смешанные чувства.

С одной стороны, мы видим заметное улучшение атмосферы взаимоотношений — интенсивность межгосударственных контактов вышла на новый уровень (отчасти благодаря работе двусторонней президентской комиссии). После некоторых колебаний Кремль поддержал идею «перезагрузки». Несмотря на то что новый договор по СНВ еще не ратифицирован, он уже внес серьезный вклад в общую стратегическую стабильность и в создание атмосферы доверия между обоими правительствами. Поддержка России по двум приоритетным для США вопросам — введение санкций ООН против Ирана и предоставление американским вооруженным силам транзитного коридора для переброски людей и оборудования в Афганистан — была воспринята весьма позитивно. Приятным сюрпризом стало отсутствие повышенной раздражительности относительно постсоветского пространства.

С другой стороны, не исчезает ощущение, что наши отношения остаются хрупкими, а все достигнутые успехи обратимы. Неясно, к чему мы стремимся. Ни одна из сторон так и не дала исчерпывающего ответа на фундаментальный вопрос: чего она хочет достичь благодаря улучшению отношений? Является ли целью стратегическое партнерство либо — по причине неверия в возможность долгосрочного сотрудничества и его ценность — просто извлечение как можно больших краткосрочных выгод по определенным ключевым вопросам (Иран и Афганистан для США, модернизация и состояние постсоветского пространства для России).

Это неверие было порождено особенностями восприятия нашей недавней истории, а также личным опытом администрации Буша. Напомним, что восемь лет назад в начале своего правления Джордж Буш — как ныне Обама — тоже пытался улучшить отношения с Россией, которые за год до его победы на выборах достигли низшей точки со времен холодной войны. Он целый год проводил интенсивную стратегию вовлечения — и это принесло определенные результаты. Скажем, весьма символичным стало быстрое решение Путина предложить США помощь и поддержку после террористических атак 11 сентября 2001 года. Во время саммита в Москве и Петербурге в мае 2002 года Буш и Путин подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), а также совместную декларацию, в которой очерчивали рамки и основы стратегического партнерства между двумя странами. Дополнительные совместные заявления раскрывали намерения сторон сотрудничать по целому ряду других вопросов, включая нераспространение оружия массового поражения, борьбу с терроризмом, энергетическую безопасность и публичную дипломатию. После саммита Буш и Путин отправились в Рим, чтобы вместе с другими членами НАТО открыть работу Совета Россия—НАТО. В рамках этого совета голос России в принципе становился равным голосу члена НАТО в процессе принятия решений и их реализации — сначала по узкому кругу вопросов, однако в перспективе и по более широкому. Будущее взаимоотношений виделось дос

Новости партнеров

«Эксперт»
№35 (719) 6 сентября 2010
Европа и мусульманский мир
Содержание:
Саррацин пугает, Каддафи покупает

Евросоюзу нужна новая модель взаимоотношений с мусульманами

Международный бизнес
Экономика и финансы
Реклама