Частичное выздоровление

Очистительное влияние кризиса на банковскую систему преувеличивать не стоит. Выжили многие потенциально неустойчивые банки, по-прежнему высока концентрация кредитных рисков

Итоги первого полугодия на банковском рынке оказались неплохими: кредитный портфель банков немного вырос (на 2,5%, до 20,4 трлн рублей), уровень просроченной задолженности остался стабильным (порядка 1,1 трлн рублей). Депозиты физических лиц побили сразу два рекорда: по темпам роста (12,6% за полугодие) и по объемам в банковской системе (8,4 трлн рублей). Номинальный объем рублевых вкладов россиян уже почти на треть превышает докризисный уровень, давно компенсировав 22-процентный провал конца 2008 года. В экономике наконец начались долгожданные процессы «кредитной разморозки», и у банков есть шанс в самое ближайшее время вернуться к нормальной рыночной деятельности.

Среди крупнейших кредитных организаций активно наращивают портфель главным образом госбанки: Связь-банк (69,7% с июля 2009-го по июль 2010 года), Транскредитбанк (30,1%), Россельхозбанк (24,4%), «ВТБ Северо-Запад» (15,1%). А вот крупнейший корпоративный кредитор Сбербанк начал показывать прирост ссудной задолженности лишь в самые последние месяцы.

Дополнительным фактором ускорения является то, что банкирам не нужно больше бороться с ухудшением качества ссуд. Рост числа проблемных заемщиков прекратился, просроченная задолженность стабилизировалась, а процесс формирования резервов на возможные потери по отраженным на балансе проблемным и безнадежным ссудам близок к завершению (см. график 1).

Трудная оттепель

Положительная динамика совокупного кредитного портфеля как корпоративных, так и частных клиентов, свидетельствует об улучшении экономических ожиданий самих банков (см. график 2). Главное ограничение, которое предстоит преодолеть на пути к новой волне кредитного роста, — дефицит качественных заемщиков. Ключевым критерием при выдаче корпоративных кредитов становится не финансовое положение заемщика, отраженное в балансе, а наличие стабильных источников погашения кредита. То есть должен быть доказан устойчивый платежеспособный спрос на продукцию компании-заемщика. Беспрецедентный рост демонстрирует залоговое кредитование физических лиц, прежде всего ипотечное. В первом полугодии 2010 года объемы ипотечных кредитов увеличились в 2,4 раза по сравнению с аналогичным периодом 2009 года.

Еще один фактор, сдерживающий кредитную экспансию банков, — низкий уровень спроса на заемное финансирование. После кризиса корпоративные и частные клиенты иначе оценивают перспективы экономического роста и собственные финансовые возможности. Проявляется так называемый эффект рецессии балансов, когда заемщики стремятся в первую очередь погасить задолженность по старым кредитам, не набирая новых. В перспективе, по мере того как «хороших» заемщиков в экономике будет становиться больше, проблема кредитного спроса, вероятно, выйдет на первый план.

С учетом трудностей, сопровождающих начало нового кредитного цикла, любопытно будет посмотреть, какую линию поведения выберут банкиры под влиянием растущей конкуренции за заемщика. С одной стороны, опыт прохождения кризиса и перенастройка риск-менеджмента (по крайней мере декларируемая) должны привести к тому, что банки будут придерживаться консервативного подхода, который обеспечит пусть более медленный, зато более здоровый рост кредитного портфеля. С другой стороны, рыночная логика будет диктовать необходимость смягчения требований по залогам и финансовому состоянию потенциальных заемщиков. В этом случае возможно более активное расширение кредитных операций, но с более высокой вероятностью возникновения новых пузырей.

Впрочем, в числе лидеров по росту активов за последние 12 месяцев оказались не только те кредитные организации, которые занимались восстановлением собственного кредитного портфеля. Пятерка наиболее динамичных банков позволяет оценить всё разнообразие посткризисного поведения участников рынка: от наращивания объемов в рамках государственной программы поддержки малого и среднего бизнеса (Российский банк развития) до проявления невиданной ранее активности на рынке операций репо с ценными бумагами («Центрокредит», которому удалось подняться с 74-го на 33-е место по активам). Хорошие показатели роста демонстрируют также банки, в судьбе которых приняло участие АСВ: банк «Российский капитал» находится в числе лидеров по росту активов, банк «Петровский» занимает первое место по динамике собственного капитала.

Опасный маршрут

На фоне общей стабильности банковской системы самый острый вопрос повестки дня — убыточность банков. В первом полугодии 159 кредитных организаций имели отрицательный финансовый результат (на внутриквартальные даты, когда банки склонны меньше приукрашивать отчетность, количество убыточных организаций даже выше). Из топ-100 кредитных организаций 16 убыточны по итогам шести месяцев 2010 года, среди них два банка, допустившие просрочку по беззалоговым кредитам ЦБ, — Международный промышленный банк и АМТ-банк (прежнее название БТА-банк).

Если подобная ситуация будет сохраняться, то уже в начале 2011 года встанет вопрос об исключении некоторых банков из системы страхования вкладов. Напомним, что по действовавшим до кризиса правилам одним из критериев вхождения в ССВ являлся положительный финансовый результат. Эти правила вновь вступят в силу с 1 января 2011 года. Закономерно, что все банки во что бы то ни стало стремятся увеличить размер стабильных компонентов прибыли — прежде всего комиссионных, а затем и процентных доходов.

Кроме того, у отдельных кредитных организаций даже в текущих условиях могут возникнуть проблемы с финансовой устойчивостью. Первая группа банков — те, кто в период острого денежного голода привлекал средства физических лиц по явно завышенным ставкам. Во многом благодаря действиям ЦБ, принявшего решительные меры по ограничению уровня ставок по депозитам, распространения этой практики удалось избежать. Тем не менее в системе по-прежнему остаются банки, вынужденные обслуживать набранный таким образом депозитный портфель. Ситуация усугубляется тем, что многие депозиты были пополняемыми и сейчас вкладчики продолжают увеличивать объемы средств на своих счетах.

Вторая группа, находящаяся в зоне риска, — небольшие банки с ограниченной клиентской базой, которые были слишком лояльны своим заемщикам и пролонгировали кредиты даже тем предприятиям, которые уже не смогут избежать банкротства. Такие банки будут уходить на дно вместе со своими клиентами, испытав на себе все недостатки замкнутого бизнеса и недиверсифицированной клиентской базы.

Наконец, к третьей группе относятся те кредитные организации, которые на фоне роста фондового рынка увеличивали инвестиции в ценные бумаги без оглядки на риски. С начала 2009 года доля ценных бумаг в банковских активах выросла почти вдвое — до 17,5%. Помимо естественных процессов «бегства к качеству» и замещения кредитов менее рискованными облигационными займами на рынке наблюдалась опасная тенденция строительства «пирамид репо». Те, кто этим увлекся, приобретая новые бумаги на средства, полученные от сделок репо и залога ценных бумаг, в разы повысили свою чувствительность к фондовым рискам. Если падение котировок бумаг придется на период низкой ликвидности, переждать падение «в бумагах» не получится. Чтобы отдать средства, привлеченные под залог бумаг и по сделкам репо, придется выбрасывать бумаги на рынок и фиксировать убыток.

С учетом сохранения зон локальной нестабильности очистительное влияние кризиса на банковскую систему преувеличивать не стоит. Выжили многие потенциально неустойчивые банки. Возникли новые, но остались актуальными и старые, хронические проблемы сектора: высокая концентрация кредитных рисков, работа со связанными сторонами, финансирование длинных проектов за счет коротких ресурсов. Сейчас существованию банков, для которых эти проблемы характерны, на макроуровне ничего не угрожает, но потенциально они уязвимы как в кризисные, так и в спокойные времена.