Город не для жизни

Стратегия развития Москвы при Лужкове была нацелена на извлечение из города максимальной прибыли чиновниками и приближенным к ним бизнесом. Клановость, волюнтаризм, чудовищная неэффективность и коррупция — характерные черты московского капитализма

«Других правлений мы не знаем, нам не с чем сравнивать» — такова была доминирующая реакция бизнеса на наш вопрос об отношении к отставке Юрия Лужкова. Узнав о столь знаковом событии, столичные предприниматели вдруг поняли, что вот уже почти двадцать лет работают в определенной бизнес-модели и не знают, что может быть как-то по-другому. Все привыкли к сложившимся правилам игры.

Вот лишь некоторые наброски этих правил. Если ты хочешь открыть ресторан, то лицензию на торговлю алкоголем можно получить только за определенную плату, обратившись за этим в специальную компанию. А любой территориальный милиционер может прийти к тебе в ресторан поужинать, как к себе домой. Если у тебя косметический салон, то расходные материалы ты должен покупать у фирмы, указанной тебе контролирующими органами, а «территориальные» чиновницы будут обслуживаться в твоем салоне бесплатно. Если вдруг предприниматель решил озеленить территорию вокруг своего магазина или офиса, то растения нужно закупать только у определенной компании, на которую тебе укажут. Если ты, не дай бог, девелопер, то оставь всякую надежду на то, чтобы построить дом без коррупционных затрат — так просто не бывает в Москве.

Долгие годы все специфические столичные накрутки и издержки успешно перекладывались ценами на плечи потребителей — в период высокой конъюнктуры высокий платежеспособный спрос стекался в столицу со всей страны, несмотря на запредельные цены в городе.

Сейчас столичный бизнес озабочен тем, какими будут новые правила игры, и не важно, кто их будет диктовать — «питерские» или «московские».

Дело куда серьезнее — перестала функционировать вся система лужковского стройкомплекса. Вовлеченные в систему строители сейчас, мягко говоря, очень недовольны поведением Лужкова, считают, что он повел себя по отношению к ним безответственно, что надо было уходить мирно, обеспечив преемственность. Скорее всего, бюджетные долги в строительной системе объясняют и тот странный факт, почему Лужков так яростно сопротивлялся отставке и ушел со скандалом. Казалось бы, до окончания срока его правления остается несколько месяцев, на следующий срок он бы уже не выдвигался. Почему не уйти на несколько месяцев раньше? Что принципиально это меняет? Как говорят близкие к городским властям застройщики, Лужкову важно было пережить на этом посту Новый год, а точнее — традиционно приходящееся на конец года активное распределение бюджетных средств, как федеральных, так и местных. И, видимо, проблема настолько остра, что впору было отказываться от почестей и регалий и до последнего спасать положение.

Ниже мы приводим экспресс-анализ наиболее значимых секторов московского хозяйства в том виде, как они сложились в эпоху Лужкова. И начнем со стройки.

Схемы вместо рынка

Стройкомплекс Москвы с ежегодным оборотом порядка 1 трлн рублей (что сопоставимо с бюджетом столицы) — хребет городского хозяйства. Условно его можно разделить на два крупных, взаимосвязанных между собой блока.

Первый блок — жилищное, гражданское и инфраструктур

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (723) 4 октября 2010
    Москва после Лужкова
    Содержание:
    Город не для жизни

    Стратегия развития Москвы при Лужкове была нацелена на извлечение из города максимальной прибыли чиновниками и приближенным к ним бизнесом. Клановость, волюнтаризм, чудовищная неэффективность и коррупция — характерные черты московского капитализма

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама