Требуется барон

На улице Правды
Москва, 04.10.2010
«Эксперт» №39 (723)

Сложилось так, что приверженность высшим идеалам демократии в таком ее рекламном описании, которое исключает даже мысли о некоторой грязноватости этого процесса, гармонически сочетается у нашей общественности с крайне редукционистским убеждением, что все действия наших властей порождены лишь двумя мотивами: а) распил; б) откат. Это приводит к тому сочетанию, когда из одних и тех же уст исходят как требования широчайших демократических перемен, так и осуждение любых перемен, если их производит власть. В случае с отрешением Ю. М. Лужкова мы уже услышали столько речей, как после Лужкова все станет только хуже, алчные чекисты все попилят etc., что на фоне столь сильного консерватизма и К. П. Победоносцев с М. А. Сусловым показались бы радикальными реформаторами. Похоже, здесь та идея, что демократически можно все менять хоть каждый день — и будет только лучше работать, тогда как недемократически менять нельзя даже и то, что вовсе не работает.

При не столь ригористическом взгляде на вещи удаление от дел святого семейства, давно уже находившегося по ту сторону добра и зла, полезно при любом варианте. Даже и сильно запоздалое напоминание о том, что Бога не бояться и людей не стыдиться — в итоге контрпродуктивно, оно оказывает общевоспитательное действие. Совсем грубо говоря, какое-то время воровать будут меньше и хоть с какой-то оглядкой, в чем для России большой беды вроде бы нет.

Но это лишь некоторое удаление от зла, тогда как хотелось бы также и сотворить благо. Не только прекращение запредельной вакханалии в столичном городе, на фоне каковой вакханалии самые превосходные речи и послания смотрелись бессильными благоглупостями. Хотелось бы еще и благоустройства родного города. А как самое меньшее — предотвратить его сваливание в окончательный коллапс.

Речи о том, что за истекшие двадцать лет Москва превратились в современный город, прямо противоположны истине. Позднесоветская Москва, будучи городом весьма убогим, была в то же время городом куда более современным — если сравнивать по меркам тех годов. Кроме количества ресторанов, борделей, дорогих автомобилей и многофункциональных торгово-развлекательных центров, по которому гришинская Москва, разумеется, не шла ни в какое сравнение даже и с далеко не первыми европейскими городами, есть еще показатели собственно городского хозяйства и благоустройства — дорожная и транспортная сеть, состояние окружающей среды, инженерное хозяйство, управляемость этим городским хозяйством, наконец. И по этим параметрам Москва недотягивала, но здесь разрыв был уже существенно меньше, а планирование и проектирование и вовсе было на вполне современном уровне. За генплан 1972 г. было бы не стыдно и перед тогдашними Парижем и Римом.

С тех пор произошла сильная варваризация столицы с утратой какого-либо осмысленного планового начала. Наиболее точная аналогия — стихийный рост средневекового города, где все лепится одно на другое и застраивается каждый квадратный сантиметр. С понятным уровнем удобства и благоустройства. Печаляс

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (723) 4 октября 2010
    Москва после Лужкова
    Содержание:
    Город не для жизни

    Стратегия развития Москвы при Лужкове была нацелена на извлечение из города максимальной прибыли чиновниками и приближенным к ним бизнесом. Клановость, волюнтаризм, чудовищная неэффективность и коррупция — характерные черты московского капитализма

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама