Индустриализация дальней окраины

Милана Челпанова
11 октября 2010, 00:00

Через три года Еврейская автономная область получит новую отрасль промышленности — черную металлургию и мощную базу для ускоренного экономического развития

В каждом регионе мечтают о стабильно работающих предприятиях, о крупных проектах, которые гарантируют региону поступательное развитие. Для Еврейской автономной области таким проектом обещает стать Кимкано-Сутарский ГОК. Его строит компания «Петропавловск», одно из крупнейших российских золотодобывающих предприятий. Летом 2010 года в ходе визита на Дальний Восток президент Дмитрий Медведев дал «добро» на запуск первого в Приамурье предприятия черной металлургии — Олекминского ГОКа. Кимкано-Сутарский ГОК так же, как и Олекма, принадлежащий «Петропавловску», должен стать вторым предприятием в этом ряду. О перспективах развития металлургии в ЕАО, об опыте компании по работе в этом регионе мы беседуем с Юрием Макаровым, руководителем компании «Петропавловск — черная металлургия», железорудного подразделения горнодобывающей компании «Петропавловск».

 

— Бытует мнение, что после начала работы Кимкано-Сутарского ГОКа Еврейская автономная область превратится из сельскохозяйственного региона в промышленный. Не преувеличение ли это?

— Серьезные специалисты таких оценок не дают, а в местных СМИ, действительно, не скупятся на эпитеты типа «историческое событие», хотя речь, например, может идти лишь о первых сваях, забитых на стройплощадке Кимкано-Сутарского ГОКа, или начале добычи руды. Мы не склонны преувеличивать значение нашего комбината, хотя его работа, безусловно, позволит региону сделать заметный прорыв в экономическом развитии. Важно не то, что в ЕАО будет создана новая отрасль промышленности, а то, что будет построено стабильно работающее предприятие, выпускающее востребованную продукцию. Уже сейчас здесь работает несколько сотен человек, а после начала производства будет почти две тысячи. Мы станем одним из крупнейших работодателей в Еврейской автономной области. На этапе строительства мы активно привлекаем местные подрядные организации — это тоже важно для региона.

В Амурской области, где «Петропавловск» работает уже более 16 лет, на компанию приходится свыше 20 процентов налогов, собираемых в регионе. Создано более восьми тысяч новых рабочих мест. Это только непосредственно на наших предприятиях. А есть еще подрядчики и контрагенты, которые развиваются вместе с нами. Так, «РусГидро» будет строить Нижнебурейскую ГЭС; решение компания приняла в том числе и в связи с тем, что наша потребность в энергии растет. А это еще как минимум несколько тысяч рабочих мест.

В Еврейской автономной области — экономически пока менее развитом, чем соседнее Приамурье, регионе — вклад нашего предприятия будет намного заметнее. По нашим расчетам, в 2018 году ВРП региона от наших проектов увеличится на 105 миллиардов. Для сравнения: без комбината ВРП может составить примерно немногим более 40 миллиардов.

— В советские времена местные железорудные месторождения не стали разрабатывать. На тот момент сочли нецелесообразным. А сейчас изменилась конъюнктура? И чем эти месторождения заинтересовали вашу компанию?

— Разработка железорудных месторождений требует больших усилий и инвестиций. В 2009 году мы вложили в проекты в черной металлургии более полутора миллиардов рублей. Только за первые шесть месяцев этого года в строительство и геологоразведку на Кимкано-Сутарском месторождении инвестировано еще более 600 миллионов, и это не считая размещенных заказов на производство оборудования. В Советском Союзе, при наличии сформированной и достаточной металлургической базы на западе страны, на такие инвестиции не были готовы. Хотя, кстати сказать, время от времени по заказу Госплана ученые прикидывали, где расположить Дальневосточный металлургический комбинат.

За последние годы ситуация с балансом производства и потребления металлопродукции в мире радикально изменилась. Центр потребления сместился в Азиатско-Тихоокеанский регион. При этом заложенные еще во времена СССР связи между изготовителями железорудного сырья и сталеплавильными производствами никуда не делись, и сильно нарастить поставки продукции с наших западных предприятий на рынки АТР мы не можем. Происшедшая перемена позволяет нам вовлечь в разработку те месторождения, до которых не доходили руки в советское время. Более того, географическая близость России к региону дает нам преимущество перед заокеанскими, например бразильскими, конкурентами.

Сегодня мы производим концентрат с высоким содержанием железа, а в ближайшем будущем начнем выпускать технологически более сложный продукт — гранулированный чугун. Его готовы приобретать как в АТР, так и в России. Так, компания «Амурметалл» планирует начать работать не только на металлоломе, но и на нашем прямо восстановленном железе.

У нашего решения прийти в Еврейскую автономную область есть и еще один мотив — регион соседствует с Амурской областью, где расположены наши два предприятия черной металлургии — работающий Олекминский ГОК и строящийся Гаринский ГОК. Географическая близость позволяет создать единый производственный комплекс. Например, 7,25 миллиона тонн концентрата с Гаринского ГОКа будет поступать на Кимкано-Сутарский ГОК для дальнейшего обогащения.

Гранулированный чугун будет изготовляться по инновационной японской технологии на задуманном нами Дальневосточном металлургическом комбинате. Он станет первым российским предприятием, работающим по технологии ITmk3. Проект предполагает установку пяти модулей общей мощностью 2,5 миллиона тонн прямо восстановленного железа. Первая в мире установка запущена в эксплуатацию в США только весной этого года. Среди основных преимуществ технологии — высокая добавленная стоимость, около 10 процентов по отношению к обычному чугуну, низкое содержание примесей и экологичность производства. Кроме того, этот продукт удобнее при транспортировке.

— Каковы сроки введения в эксплуатацию и масштабы производства Кимкано-Сутарского ГОКа по сравнению с Олекминским комбинатом?

— Строительство всех наших предприятий проходит примерно по одной и той же схеме, которая позволяет предельно сокращать временной отрезок между покупкой лицензии и пуском предприятия. На Олекминском ГОКе от покупки лицензии до пуска первой очереди прошло семь лет. На Кимкано-Сутарском заверка результатов советской геологоразведки, проектирование и строительство комбината займут примерно столько же.

Если сравнивать Олекминский и Кимкано-Сутарский комбинаты по масштабу производства, то второй, конечно, значительно мощнее. Мощность по руде — 2,6 миллиона тонн на Олекме против 10 миллионов тонн на Кимкано-Сутарском, который будет еще перерабатывать пропродукт Гаринского ГОКа. Ресурсная база месторождений в Еврейской области также богаче — более 240 миллионов тонн железа. Так что наш второй железорудный проект масштабнее. Производство на ГОКе, думаю, начнется, как и планировалось, в 2013 году.

— Ваша компания собирается построить мост через Амур. Министр регионального развития Виктор Басаргин упомянул этот проект в ряду инвестиционных проектов федерального уровня, рекомендованных экспертным советом при Минрегионразвития к реализации до 2013 года, и назвал его самым значимым.

— Я бы выделил две составляющие, которые объясняют значимость проекта — экономическую и политическую. Если говорить об экономике, мост открывает для российских товаров новый путь на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Нынешняя ситуация парадоксальна: на трех тысячах километров российско-китайской границы нет ни одного круглогодичного перехода. Мост позволит сократить путь для нашей продукции и продукции других предприятий, если грубо, то на 1,5 тысячи километров. Прогнозный объем перевозок к 2015 году составит 20 миллионов тонн.

Мост имеет экономическое значение и для Еврейской автономной области. Ежегодные поступления в региональный бюджет от того, что мост будет функционировать, составят около 5 миллиардов рублей.

С политической же точки зрения мост Нижнеленинское—Тунцзян — этапный проект для укрепления российско-китайских отношений. Он будет одним из первых в ряду успешных проектов российско-китайского сотрудничества. Идея его строительства появилась на первом Российско-китайском форуме в 2006 году. В 2009-м на третьем Российско-китайском форуме было подписано межправительственное соглашение. Сейчас российские и китайские проектировщики ведут совместную работу. Мост начнет действовать одновременно с Кимкано-Сутарским комбинатом в 2013 году.

— «Петропавловск» включен в листинг Гонконгской биржи. Из отечественных предприятий там присутствует и «Русал». Почему именно Гонконг?

— В свое время «Петропавловск» стал первой дальневосточной компанией, осуществившей IPO: в 2002 году мы провели размещение в Лондоне. За эти годы компания приобрела опыт работы на бирже. За восемь лет от нескольких выпусков акций мы привлекли более 1,3 миллиарда долларов, которые потратили на создание тех самых 8 тысяч рабочих мест.

Для ЕАО вывод на биржу железорудных проектов «Петропавловска» может стать очень важным событием. Главное его следствие — повышение инвестиционной привлекательности региона. Открытый бизнес, успешно создающий в области крупное промышленное предприятие, формирует положительный образ региона, повышает доверие со стороны инвесторов. Это, кстати, справедливо и для страны в целом.

Выбор в пользу азиатского финансового рынка для железорудного направления сделан не случайно. Мы видели, что наши металлургические проекты вызывают у них интерес, что позволяет рассчитывать на успешную работу на азиатской бирже. В этом году, например, в марте мы подписали соглашение о финансировании строительства Кимкано-Сутарского ГОКа с Промышленно-торговым банком Китая и Китайской национальной корпорацией по электрооборудованию.

Кроме того, я много времени провожу на Дальнем Востоке России и мне намного легче перенести двухчасовую разницу с каким-нибудь финансовым центром в Азии, чем девятичасовую с Лондоном. Конечно же, при выборе источника денег лично мое самочувствие не самый важный фактор, но комфорт для работы всей нашей команды играл не последнюю роль.

— Металлургия — новая отрасль для ЕАО. Необходимых кадров здесь нет. Как решаете эту проблему?

— Нехватку рабочих рук мы ощутили в полной мере. На Кимкано-Сутарском ГОКе будет создано 1800 рабочих мест, Дальневосточный металлургический комбинат — это еще тысяча работников. В ЕАО нужных нам специалистов-металлургов, как вы правильно отметили, просто нет. Выход пытаемся найти в привлечении сотрудников из других российских регионов и из стран СНГ, а также в подготовке нужных нам специалистов в профильных вузах и собственном учебном заведении.

Сегодня на Кимкано-Сутарском ГОКе работают специалисты и с узбекского Навоийского комбината, и с казахстанского Соколово-Сорбайского комбината. В должности главного инженера, например, там работал генеральный директор Кимкано-Сутарского ГОКа Виктор Рыбкин.

Что касается подготовки собственных кадров, то она ведется в Покровском горном колледже. Мы открыли его в 2008 году в Зее, в Амурской области. Это учреждение среднего профессионального образования, где учится дальневосточная молодежь. Обучение ведется по 42 специальностям. Система обучения очень гибкая. Предприятие, например, Кимкано-Сутарский ГОК, делает заказ на определенное количество специалистов и оплачивает их учебу. Колледж проводит набор, и выпускники, успешно сдавшие экзамен, пополняют коллектив ГОКа. Обучение и проживание для них бесплатны. В прошлом году на работу в «Петропавловск» пришло более 170 выпускников колледжа.

Еще один подход к кадровому вопросу — профориентационная работа с местной молодежью. Так как комбинат войдет в строй через несколько лет, у нынешних выпускников есть возможность самостоятельно получить специальности, которые окажутся востребованными в будущем, а потом прийти к нам уже подготовленными специалистами. Этой весной мы рассказывали в школах о металлургии, о специальностях, которые будут необходимы комбинату. Я надеюсь, это помогло кому-то сделать выбор в пользу вузов горно-металлургического профиля.