Мультфильмы будущего

Мария Терещенко
11 октября 2010, 00:00

Международный анимационный фестиваль КРОК показал: пока молодые аниматоры других стран увлекаются экспериментами, российские студенты хранят верность традициям

Знаменитый плавучий фестиваль КРОК проходит в двух форматах: по нечетным годам на Украине он собирает профессиональные работы, а по четным в России соревнуются студенты и дебютанты. И если «взрослый» КРОК вызывает порой некоторые нарекания, то «детский» всегда проходит на ура. Студенты со всего мира мечтают попасть на фестивальный теплоход, где можно пообщаться с коллегами, услышать оценки мастеров (на молодежном КРОКе российские мэтры проводят анализ конкурсных работ) и, если совсем уж повезет, получить денежные призы, которые ежегодно обеспечивает французский меценат Франсуа Саломон.

Еще недавно анимация ассоциировалась с детским кино или с маргинальными фестивальными короткометражками, но сегодня она «вышла в люди»: есть интернет, зрительские фестивали, малотиражные DVD-издания и другие способы показать свои работы. Так что в мультипликацию приходит все больше талантливых художников, которые начинают формировать будущий образ этого искусства.

Спонтанно или намеренно, но в каждой национальной школе складываются свои приоритеты, которые и можно увидеть на смотрах, подобных КРОКу. Так, например, французы делают ставку на компьютерную анимацию. Выпускники знаменитых школ Gobelins или Supinfocom демонстрируют в своих дипломных работах мастерство и чувство стиля — их фильмы часто смешны, динамичны и ловко сделаны. После выпуска режиссеры идут работать на полнометражные производства, ожидая уже более масштабных дебютов, а их первые фильмики развлекают пользователей того же интернета, собирая миллионы просмотров. На КРОКе можно было увидеть очередные интернет-блокбастеры от Supinfocom: остроумный этюд про супружескую пару, которая готовится отмечать очередную годовщину свадьбы («Любовный рецепт») или комедию про детскую ревность («Как избавиться от младшего брата»). «Компьютерная» специализация зачастую чувствуется и в экспериментальном французском кино — таком, как главный фаворит фестиваля «Мадагаскар: путевой дневник» Бастьена Дюбуа. Выпускник Supinfocom, делая анимационно-документальное кино о путешествии по Мадагаскару, так ловко сочетал рукотворный рисунок с объемной компьютерной графикой, что удостоился похвалы от главного противника компьютерного кино Юрия Норштейна. Оценили фильм и остальные участники фестиваля: он получил гран-при и с большим отрывом победил в зрительском рейтинге.

Совсем иначе учат в Великобритании: прежде всего видна тяга к поиску нового киноязыка и сложных синтетических кинотехнологий. Короткометражки английских студентов — это творческие лаборатории для рисковых художественных испытаний. Самые интересные работы обычно поступают из Royal College of Art (RCA) и из National Film and Television School (NFTS): первая особенно славится формальными экспериментами, а вторая учит чуть более классической киноманере, так что ее студенты не забывают и о хорошем сюжете. Не всегда студенческие опыты приводят к успеху, но иногда в процессе экспериментов рождается неожиданное и стильное кино. Так, в фильме «Стэнли Пикл» режиссер Вики Мэзер (NFTS), работая с редкой техникой пиксиляции, заключающейся в покадровой съемке живых актеров, создает историю о механизированной жизни, стройную логику которой нарушает, разумеется, любовь (фильм получил приз в категории «Дипломная работа»). Еще одна английская студентка рассказывает свою историю любви с помощью солнечных зайчиков, невесть что вытворяющих перед ее камерой («Что за свет», режиссер Сара Уикенс, RCA).

 pic_text1 Из архива пресс-службы
Из архива пресс-службы

Голландская Академия St. Joost производит современных художников в самом широком смысле этого слова, и анимация для них не самоцель, а один из методов. Некоторые работы студентов академии правильнее назвать ожившими картинами, а не мультфильмами. Даже если речь идет о фильме, снятом в классической манере, каковым, например, является лента «С точки зрения птиц» Линды Фас, дарящая зрителю трепетное чувство леса. А уж за такими работами, как «Ноутбук» (режиссер Эвелин Лохбек), и вовсе сложно закрепить жанровое определение: бессюжетный пятиминутный ролик состоит из миниатюр, дразнящих инерцию зрительского мышления. Так, в одной из инсталляций реальная девушка смотрится в нарисованное зеркало, и ее движения возвращаются в карандашном изображении, во втором эпизоде она же играет на нарисованной гитаре, а объединяет все тема ноутбука, интерфейс которого грубо нарисован карандашом в обычном блокноте.

От России работы представили студенты сразу четырех школ. До недавнего времени основными кузницами кадров у нас были ВГИК (наиболее академический по манере) и школа-студия ШАР, в конце 1990-х заменившая Высшие курсы сценаристов и режиссеров и выпускающая уже который год иногда веселые, иногда пронзительные, но неизменно зрительские фильмы. В последние годы активизировалась еще одна школа — Санкт-Петербургский университет кино и телевидения (СПбГУКиТ) — и теперь радует своих поклонников немного «западническими» по настроению работами.

Блистательные удачи в русском анимационном кино редки. Но и однозначных сбоев немного. Наши ленты остаются достойным напоминанием о законах жанра и критериях профессионализма

Впрочем, несмотря на некоторые различия, во всех трех вузах студентов учат классическому кинотворчеству. В результате наши молодые режиссеры снимают прекрасное психологическое кино, которое на фоне часто сумбурных и не очень внятных чужестранных фильмов выглядит выигрышно и убедительно, прежде всего в плане выбора темы, идеи. Вот экранизация рассказа Джека Лондона «Закон жизни» (режиссер Ришат Гильметдинов, СПбГУКиТ), где старый индеец, оставленный своим племенем, стоически принимает кончину (диплом в категории «Дипломные работы»). Вот фильм о разрушенной семье и родительских страхах — супруги боятся, что ребенок станет жертвой их конфликта («Мост» Дины Великовской, ВГИК). А вот история отношений ребенка и его игрушки, раскрывающая простую до тривиальности, но не теряющую актуальности идею: взрослеть необходимо («Друг детства» Юлии Поставской, ШАР).

Переосмысление анимационного традиционализма тоже дает отличные результаты. Так произошло в этом году с учениками оскаровского лауреата Александра Петрова, автора легендарного «Старика и моря», который недавно открыл при своей студии курсы. Первый фильм его студенток называется «Еще раз!» и за две минуты «проигрывает» поток стариковских воспоминаний об одном дне из далекого детства. Озорной, динамичный, веселый маленький ролик представляет традиционную петровскую манеру «ожившей живописи» совершенно в новом свете: авторы жертвуют академической детализацией ради выразительности мазка и работают с маслом легко и графично, как с акварелью (фильм получил вторую по значимости награду фестиваля — Приз имени Александра Татарского, вручаемый «За высший пилотаж»).

Такие блистательные и однозначные удачи в русском анимационном кино, правда, редки. Но и однозначных сбоев в нашей системе немного. И хотя российская анимация нечасто получает призы за рамками своих смотров, наши ленты по-прежнему остаются достойным напоминанием о законах жанра и критериях профессионализма.