Технология дегазпромизации

Иван Рубанов
18 октября 2010, 00:00

«Газпром» проталкивает сверхоптимистичные планы наращивания добычи газа. Правительство планы поддерживает, но одновременно в ходе их реализации пытается создать газовой монополии конкуренцию

Газовики получили пищу для размышлений. К 2030 году предстоит нарастить годовую добычу с нынешних 650 млрд до 1 трлн кубометров природного газа — об этом заявил 11 октября в ходе рабочей поездки по Ямалу Владимир Путин. Премьер поучаствовал в торжественном открытии месторождения компании «НоваТЭК», после чего провел в Новом Уренгое совещание, где представил Генеральную схему развития газовой отрасли на период до 2030 года и рассказал о своем видении ее перспектив.

Не случайно о планах роста добычи было сказано на Ямале, являющемся главной газовой кладовой России. Показательно, что заявление это было привязано к корпоративному событию вовсе не «Газпрома», главного добытчика газа в стране, а независимого от него «НоваТЭКа».

Не «Газпромом» единым

Заявление Путина о планах увеличения добычи выглядит, мягко говоря, слишком оптимистичным.

«В Энергетической стратегии России до 2030 года объем газодобычи на конец периода оценивался в диапазоне от 885 до 940 миллиардов кубометров, — отмечает заместитель гендиректора Института энергетической стратегии Алексей Громов. — При этом верхний порог рассчитывался как уровень, достижимый при реализации всех запланированных экспортных проектов в максимальном объеме, включая поставки газа в Китай в объеме до 80 миллиардов кубометров, в США со Штокмана — около 10–15 миллиардов кубометров в виде СПГ. Сегодня говорить о таких масштабах даже в условиях серьезного продвижения российско-китайских газовых отношений не приходится».

В прошлом году мы получили не рост, а рекордное падение сбыта добываемого в России газа — и внутри страны, и за ее пределами (см. график). На фоне финансового кризиса и снижения цен «Газпром» говорит только об увеличении себестоимости добычи; спрос на газ оказался эластичным, а вот ценовая политика российской монополии — нет.

Так откуда оптимизм? Генсхема развития газовой отрасли — документ общенационального масштаба. Тем не менее готовится она исключительно «Газпромом», по нашим данным — при ведущей роли профильного института — ВНИИГАЗа. Ее обсуждение даже в профессиональной среде ограничено грифом секретности.

Использование сверхоптимистичных прогнозов, которые вовсе не обязаны сбываться, может быть выгодным для руководства монополии с многих точек зрения.

Ряд отраслевых специалистов давно говорит о том, что функционеры «Газпрома» кровно заинтересованы в реализации капиталоемких проектов, в первую очередь по строительству новых газопроводов (генсхема предполагает возведение 25 тыс. дополнительных километров). При этом удельная стоимость таких работ у монополии часто оказывается в разы выше, чем у конкурентов.

Но в публичном пространстве идет другая игра: «Газпром» пытается убедить правительство, что компании предстоят очень крупные инвестиционные траты, связанные с освоением новых сложных (с точки зрения технологий и расходов) месторождений. Монополия стремится при этом нейтрализовать текущие планы Минфина по отмене льгот при налогообложении инфраструктурного имущества, одновременно настаивая на целой серии налоговых льгот для своих новых проектов, которые обычно расположены в малодоступных регионах. Кстати, именно на них в ходе мероприятий на Ямале акцентировал внимание глава «Газпрома» Алексей Миллер.

«В прошлом году газпромовцы представили в Минприроды документ, расписывавший условия и параметры освоения ямальских месторождений, — рассказывает сотрудник одной газовой компании, пожелавший остаться неназванным. — У специалистов министерства он вызвал большое удивление. С учетом всех многочисленных льгот выходило, что бюджет должен монополии за работу на полуострове чуть ли не доплачивать, при этом сам “Газпром” рассчитывал лишь снимать сливки с лучших месторождений. Чиновники министерства, естественно, довели эту информацию до премьер-министра. Именно после этого последовала примечательная презентация Ямала для иностранцев (ровно год назад на полуостров позвали руководство крупнейших мировых нефтегазовых компаний, о радужных перспективах инвестиций им рассказывал среди прочих и Владимир Путин. — Эксперт”)».

Идея мягкой дегазпромизации, судя по последнему выступлению Путина, может получить новое развитие.

Выступая на совещании в Новом Уренгое, российский премьер отметил, что помимо «Газпрома» «значительный вклад в рост добычи должны внести независимые производители, а также нефтяники, добывающие попутный газ». Их доле надлежит увеличиться с нынешних 20 до 30%.

Еще важнее характер распределения налоговых льгот для новых проектов, который обозначил премьер. «Например, без таких льгот не обойтись при работе на шельфе или СПГ», — отметил Владимир Путин. Но что прецедентно — и фискальные новации, и внимание второго лица страны на этот раз оказались сконцентрированы не на обласканной государством монополии, а на ее конкуренте.

«НоваТЭК» на коне

Известно, что «Газпром» при освоении наиболее перспективных месторождений, шельфового Штокмановского и Бованенковского на Ямале, принял решение использовать традиционный трубопроводный способ транспортировки газа. Его конкурент «НоваТЭК» делает ставку на проект «Ямал СПГ». «Прежде всего речь идет о создании крупномасштабного производства СПГ как раз здесь, на Ямале», — подчеркнул на совещании Путин, добавив, что, «по всем экспертным оценкам, рынок сжиженного газа удвоится». Похоже, для нашей газовой отрасли проект может сыграть концептуальную роль.

«Я чувствую среди высокопоставленных чиновников настрой и готовность к формированию нового, альтернативного “Газпрому” канала экспорта газа», — поделился с нами один из близких к властным структурам отраслевой специалист. «Ямал СПГ» для этих целей подходит очень хорошо. В отличие от всех других производителей газа «НоваТЭК» со своим сжиженным газом технически сможет обойтись без услуг трубопроводной монополии. Еще в марте обе компании достигли договоренности о том, что СПГ будет продаваться за рубеж через «Газэкспорт», экспортного трейдера «Газпрома». Но тот, похоже, выступит лишь в роли комиссионера, да и сама эта схема может оказаться временной мерой, пока «НоваТЭК» не организует собственные каналы продаж.

Реализация проекта «Ямал СПГ» потребует гигантских затрат (см. «Дорогое удовольствие»), и даже «Газпрому» потянуть его в одиночку было бы непросто, не то что «НоваТЭКу». Для полноты картины осталось лишь заметить, что в числе крупных акционеров «Ямала СПГ» и «НоваТЭКа» в последнее время были замечены структуры Геннадия Тимченко. Этот бизнесмен широко известен как глава крупнейшей нефтетрейдинговой компании Gunvor (которая за последние годы сумела замкнуть на себя товарные потоки многих российских нефтяных компаний) и как партнер Владимира Путина по дзюдоистскому клубу.