Фальстарт предвыборной кампании

Политика
Москва, 08.11.2010
«Эксперт» №44 (728)
Над речами Игоря Юргенса и Никиты Михалкова можно потешаться. Если не принимать в расчет, что явлен пик политической формы, с которой Россия подходит к новому избирательному циклу

«Русские все еще очень архаичны», в своем понимании демократии дорастут до среднего европейца лет через пятнадцать, элиты мечтают «сливки снять и отвалить». Вся надежда Игоря Юргенса только на Дмитрия Медведева, который, если сохранит президентский пост после 2012 года, проведет чаемую модернизацию.

«Эйфория либеральной демократии закончилась», требуются «умение достойно подчиняться авторитетной силе», поддержание культурной и национальной безопасности, «симфония государства и гражданского общества». В манифесте Никиты Михалкова нигде не названо имя действующего премьер-министра, но темы сильного и авторитетного государства, власти как станового хребта России, считаются темами путинскими.

Обсуждать эти речи по существу — дело исключительно неблагодарное. Кажется, единицы сограждан дочитали михалковский манифест до конца. Убеждения автора мало поменялись со второй половины 1990-х. Но тогда цитаты из Ивана Ильина в телевизионных интервью хотя бы имели свежесть, а язык, на котором было принято говорить о политике, был именно таким, как в манифесте, то есть предельно неконкретным: «Политику должна заменить геополитика, экономику — гео­экономика, культуру — геокультура». Двенадцать-пятнадцать лет назад звучало как исповедание веры. Сейчас хочется добавить: «кинематографию — геокинематография», настолько это раздражает своей неопределенностью.

От людей с убеждениями Юргенса мы слышим, что народ недостаточно хорош для демократии, еще с первых выборов в Государственную думу в декабре 1993 года. Ведь не зря среди российских либералов в 1990-е была так популярна фигура Пиночета: раз народ не поддерживает реформы, нужно, чтобы их провели сильной рукой. Пиночетопочитание ушло в тень, когда либералы на личном опыте ознакомились с реальностью сильной государственной власти, опирающейся на людей в погонах. Но не исчезло как принцип — борьба идет по-прежнему не за поддержку общества, а за влияние на верховную власть.

Собственно, обсуждать больше и нечего. До президентских выборов меньше полутора лет, до думских чуть больше года. Повестка первых исчерпывается вопросом «Медведев или Путин», повестки вторых не существует вовсе. Пока Михалков и Юргенс — единственный пример того, как люди относительно высокопоставленные высказывают некие идеологические предпочтения. Единственное блюдо предвыборного идейного меню. Похоже, больше нам предъявить нечего. Вообще-то ситуация довольно драматичная. Большая страна попросту не знает, куда ей дальше двигаться, и повторяет уже много раз произнесенные мантры.

Никому не нужные выборы

Тут может быть много подозрений в стремлении навести тень на плетень, поскольку на поверхности все выглядит довольно просто. Никто не знает, под кого из дуумвиров предстоит строиться в 2012 году; у кого-то сдают нервы от этой неопределенности, и отсюда возникают попытки построиться загодя. Наверное, это в большой степени объясняет и наблюдающийся дефицит идей, и появление редких манифестов.

Однако это не объясняет, почему никто не хочет воспользоватьс

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (728) 8 ноября 2010
    Нанотехнологии
    Содержание:
    Десять в двенадцатой степени

    В прошлом году Россия стала четвертой в мире по объему инвестиций, привлеченных в наноиндустрию. По планам «Роснано», в 2015 году объем выпуска нанопродукции в стране достигнет почти триллиона рублей

    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама