Первопроходцы

8 ноября 2010, 00:00

Богатую пищу для анализа плюсов и минусов политики количественного смягчения можно извлечь и из японского опыта. С марта 2001 года Банк Японии прекратил таргетирование ставки overnight, которая и была снижена до нуля в целях борьбы с дефляцией. Целевым ориентиром для японского ЦБ стал уровень собственного баланса в 5 трлн иен (250–300 млрд долларов), который до этого не превышал 40 млрд долларов. В реальности эти ориентиры были сильно перекрыты. Осенью 2001 года баланс достиг 12,5 трлн иен, а к декабрю 2004 года — 35 трлн иен. Причина тому — необходимость дополнительной эмиссии из-за резкого сжатия банковского кредита (о причинах последнего подробно рассказал главный экономист Nomura Research Institute Ричард Ку, см. «Все как от огня шарахаются от кредитов» в «Эксперте» № 15 за 2009 г.). В период с марта 2001-го по март 2004 года Банк Японии профинансировал более четверти прироста госдолга. Но в итоге не то что гиперинфляции иены не случилось — стране с трудом удалось удержаться от скатывания в дефляционную спираль. Причина этой «безынфляционности» эмиссии в такие периоды проста — сжимавшийся во всех рассмотренных эпизодах банковский кредит частному сектору. Именно он в нормальных условиях служит главным генератором роста денежной массы и двигателем инфляции.

В целях увеличения ликвидности на балансах банков японский ЦБ ежемесячно объявлял о количестве финансовых инструментов, которые выкупались на рынке, включая выкуп государственных облигаций на 120 млрд долларов в год. Операции подобного рода назывались rinban. Эксперты подсчитали, что увеличение баланса Банка Японии до 10 трлн иен приводило к уменьшению доходности государственных трехлетних облигаций на 19 базисных пунктов, а пятилетних — на 17 базисных пунктов. Покупки Банка Японии не ограничивались государственными облигациями, покупались также обязательства, обеспеченные активами, и краткосрочные коммерческие векселя.

Огромный приток ликвидности в банковскую систему удержал ее от краха, ставки практически по всем типам активов приблизились к нулю, а 14 января 2004 года ставка overnight в Японии стала отрицательной: –0,012%. В свою очередь, разница в процентных ставках вызвала поток своп-операций с американской валютой (арбитраж типа сarry trade). Однако и влияние на реальную экономику первое время было позитивным. Потребительская инфляция стала расти, японской экономике удалось преодолеть рецессию.