Стена Мира

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
8 ноября 2010, 00:00

Израиль разработал новую концепцию решения конфликта с палестинцами. Концепция должна не только принести мир региону, но и избавить израильтян от необходимости делить Палестину

По дороге из Иерихона в Вифлеем наш палестинский гид и переводчик Хаким исчезает. Снова его видим мы только в Вифлееме. Свое загадочное исчезновение Хаким объясняет тем, что не имеет права появляться на территории Израиля, по которой мы проезжали, и добирался окольными путями. И так живет абсолютное большинство населения Западного берега река Иордан. Из 3,5 млн жителей Западного берега постоянные пропуска имеют лишь 9,5 тыс.— это люди, которые работают на израильских предприятиях и в международных организациях, базирующихся в Израиле. Еще несколько десятков тысяч имеют временные разрешения на въезд. Хаким говорит, что даже не знает, как лучше — иметь пропуск или не иметь. Чтобы въехать на израильские территории, надо отстоять многокилометровые очереди на блокпостах и пройти часто унизительную процедуру досмотра. Правда, для не имеющих пропуск блокпосты также являются проблемой. Они находятся не только на границе Западного берега и Израиля, но и в глубине собственно палестинской территории (всего их более сотни). В итоге двадцатиминутная дорога растягивается на два-три часа.

Но блокпосты, говорит Хаким, это еще не самое страшное. По его словам, система сегрегации и подавления палестинского общества и экономики, созданная Израилем, очень напоминает систему апартеида. Отдельные автобусы, серия отдельных дорог (если палестинец, не дай бог, заедет на израильскую дорогу, он может на полгода сесть в тюрьму). Даже номера на машинах разные: у израильтян они желтые, а у палестинцев — белые на зеленом фоне либо зеленые на белом. Принципиально разный и уровень зарплат: если средняя зарплата в Израиле превышает две тысячи долларов, то для палестинцев предел мечтаний получать 500. Палестинцам не дают и самого главного на этой засушливой земле — воды (по данным Палестинской автономии, в пересчете на душу населения израильтянин получает в 40 раз больше воды, чем палестинец).

Большинство палестинцев считают, что израильтяне хотят их смерти и в ответ желают соседям того же. Мы слушаем и понимающе киваем. В самом деле, полвека переговоров между палестинскими арабами и евреями ни к чему не привели. Кажется, взаимная вражда и претензии сторон стали лишь сильнее, и конца палестино-израильского конфликта не предвидится. После операции «Литой свинец», блокады Газы и атаки на турецкий круизный лайнер «Мави Мармара» за Израилем только сильнее закрепилась репутация основного нарушителя прав человека в регионе и агрессора, препятствующего воцарению мира и долгожданному образованию независимого палестинского государства.

Изображая жертву

Проблема, однако, состоит в том, что на самом деле палестинское руководство вовсе не стремится к созданию этого самого палестинского государства. Роль жертвы — при том, что никто не отрицает реальных страданий палестинского населения — фактически стала основным элементом политики палестинских властей. Расставаться с ней — невыгодно, прежде всего с экономической точки зрения. Ни Махмуд Аббас, ни его коллеги не способны самостоятельно обеспечивать функционирование государственных институтов и исполнение положенных государству обязательств. Палестинских лидеров полностью устраивает нынешняя ситуация, когда палестинская администрация является получателем международной помощи и при этом не несет ответственности за благосостояние собственных граждан.

По некоторым данным, на сегодняшний день бюджет автономии составляет порядка двух миллиардов долларов. Три четверти бюджета — донорская помощь из западных стран (большей частью государств Евросоюза). А четверть — это налоговые поступления (прежде всего от экспорта-импорта товаров в Палестину), которые вместо палестинских чиновников собирают израильские налоговые органы. Это не считая сотен миллионов долларов, которые направляют в Палестину исламские благотворительные фонды. В итоге, по данным израильских властей, доля ВВП на душу населения в автономии больше, чем в любом не нефтяном арабском государстве. Показательно, к примеру, даже сравнение автомобильного парка Израиля (желтые номера) и автономии (зеленые номера). Практически все новые дорогие машины на дорогах — с зелеными номерами, а израильтяне из-за 100-процентной пошлины на ввозимые машины предпочитают недорогих подержанных «японцев».

 pic_text1 Фото: Reuters
Фото: Reuters

Приходящие в автономию деньги не доходят до большинства палестинцев. Они не вкладываются в создание действенных государственных институтов и инфраструктуры, необходимой для поддержания жизни собственного народонаселения.

В гражданской сфере неэффективность палестинской администрации наиболее ярко проявляется в сельскохозяйственной сфере. Палестинцы оправдывают собственные неудачи в выращивании сельхозкультур тем, что Израиль дает палестинским фермерам лишь минимальный доступ к водопроводным системам и запрещает бурить артезианские скважины. Израильтяне факт запрета подтверждают — и объясняют его причину. «Израилю добыча и транспортировка воды стоит денег. Если палестинцев не устраивают нынешние соглашения по разделу воды, которые мы выполняем, и они хотят дополнительных объемов, то мы предлагаем заключать соглашения о создании совместных опреснительных центров, поддержании водной инфраструктуры. Мы и так производим им бесплатно электричество, предоставляем образовательные учреждения, — говорит “Эксперту” глава фракции “Наш дом — Израиль” в кнессете Роберт Илатов. — Что касается скважин, то израильтянам также запрещено их бурить без специального разрешения. В Израиле существует Управление водных ресурсов, куда надо обращаться за разрешением. Палестинцам стоило бы вложить приходящие к ним деньги в создание необходимой инфраструктуры для потребления и утилизации этой воды, а не просто их разворовывать. Необходимо построить канализацию, до сих пор они не создали ни одной канализационной линии, и в итоге все их стоки идут в ту воду, которую мы потом пьем…»

В случае создания государства палестинским властям придется строить не только канализацию, но и собственные промышленные объекты, системы здравоохранения, налогообложения, социального обеспечения, образования. В то, что власти автономии это сделают, не верит даже палестинское население. «Обычные открытые опросы общественного мнения говорят о том, что палестинские арабы хотят создать независимое государство. Но если провести анонимный опрос и включить в него формулировку “в каком государстве после раздела вы хотели бы жить?”, то 88 процентов захочет остаться в еврейском государстве. Право выбора у них есть — при изменении границ арабские жители Израиля, включая жителей Восточного Иерусалима, в течение 24 месяцев могут выбрать гражданство в соответствии с международными нормами об оптации, — объясняет “Эксперту” израильский специалист в области международного права Тали Тамарин. — Зачем им жить в коррумпированном палестинском государстве, где никому не гарантировано право на жизнь, безопасность, образование, медицинское обслуживание?» В Израиле шутят, что это будет не мир в обмен на территорию, а территория в обмен на население.

Под сенью «Кассамов»

Как это ни парадоксально, но реальное разрешение арабо-израильского конфликта нужно лишь одной стороне — Израилю. В отсутствие встречной заинтересованности Тель-Авив не видит смысла продолжать переговоры в традиционном формате. «Израиль оказался втянутым в игру под названием “мирный процесс”. И в этой игре мы заведомо проигрываем, — говорит “Эксперту” один из депутатов кнессета. — Проблема в том, что не играть в эту игру мы тоже не можем — иначе на нас вешают ярлык агрессора». Ведь отказываясь от переговоров с палестинцами, Израиль вынужден уделять все большее внимание силовым методам обеспечения собственной безопасности, в результате чего палестинцы еще сильнее поражаются в правах.

Чем дольше длится конфликт, тем больше теряет Израиль — как в материально-психологическом, так и в репутационном плане. И многолетние попытки силового противостояния палестинцам лишь увеличивают эти потери. Продвижение Израиля по либерально-демократическому пути развития, значительное повышение порога приемлемой угрозы и ценности человеческой жизни, изменение демографической ситуации — все это привело к тому, что израильское общество больше не может жить в состоянии постоянной угрозы.

Квинтэссенцией «окопной жизни» является ситуация в небольшом израильском городке Сдерот. Когда появляется сигнал об опасности (местные жители называют его «красный цвет»), у горожан есть лишь 15 секунд, чтобы найти укрытие, — по прошествии этого времени на город падает ракета «Кассам», запущенная из сектора Газа. За восемь-девять лет на 25-тысячный Сдерот упало более 8 тыс. «Кассамов». В результате погибли 10 человек, более 1200 получили ранения, около 100 домов были повреждены. И этим ущерб не исчерпывается — у жителей города развиваются болезни психологического свойства. 74% детей, проживающих в Сдероте, страдают от посттравматического синдрома, даже переезжая в другие города. Силовым методом эту проблему решить не получается. Операция «Литой свинец» и последовавшая за ней блокада Газы смогли лишь уменьшить число «Кассамов» (с декабря 2008-го на город упало «лишь» 540 ракет), но при этом оказались для Израиля очень затратными. Прежде всего в плане международного имиджа (чего стоит одна история со штурмом турецкого круизного судна «Мави Мармара»). Поэтому израильские власти вынуждены сосредоточиться на мерах пассивной защиты. В городе возводят бомбоубежища — к домам пристраивают специальные комнаты из бетона. Уже построено 3 тыс. комнат, на очереди еще 1,5 тыс.; стоимость каждой — от 22 тыс. долларов до 33 тыс. А в целом на строительство бомбоубежищ в Сдероте израильское министерство обороны выделило 200 млн долларов.

Не лучше обстоят дела и в районах, прилегающих к Западному берегу. Самая острая ситуация сложилась в Восточном Иерусалиме (прежде всего в Старом городе), а также прилегающем к нему арабском квартале Сильван. «Не проходит и дня, чтобы нас не закидывали камнями», — рассказывает Давид. Он работает в службе охраны Старого города, обеспечивает безопасность еврейских семей, которые там живут. Мы беседуем в уютном кафе в нерабочее время, однако за поясом у него пистолет — как и у многих израильтян, теплым вечером вышедших на прогулку по Восточному Иерусалиму. На всякий случай.

Люди, которые еще 20 лет назад готовы были пойти на любые жертвы, но не уступить ни пяди земли арабам, изменили свою точку зрения. «С 2000-го по 2003 год я служил в морской пехоте в Газе, — рассказывает “Эксперту” высокопоставленный сотрудник охраны аэропорта Бен Гурион. — В меня стреляли, я стрелял. Видел, как палестинцы в перестрелках прикрывались своими детьми, видел вещи и пострашнее. А сейчас я хочу мира — у меня скоро родится ребенок, и я не желаю, чтобы он пошел служить в армию и видел все то же самое, что и я». Израильские эксперты в области безопасности признают, что достичь настоящего мира и спокойствия силой не удастся. «Большинство левых, каковых в Израиле называют пацифистами, — это бывшие сотрудники силовых ведомств, которые пачками отправляли арабов на тот свет, — объясняет “Эксперту” на условиях анонимности депутат кнессета. — Ципи Ливни — бывший сотрудник Моссада. Шауль Мофаз — бывший начальник Генштаба Армии обороны Израиля, Эхуд Барак — бывший руководитель элитного спецназа “Сайерет Маткаль”. Эти люди не пацифисты, они просто видели ситуацию изнутри и понимают, что нам придется идти на уступки арабам. К тому же мы не сможем долго поддерживать тотальное военное превосходство над ними. В первых классах израильских школ сейчас треть учеников — арабы, треть — ультрарелигиозные (которые имеют право не служить в боевых частях. — Эксперт”) и треть — светские евреи. Через 18 лет просто некому будет служить в армии».

Преждевременные роды

Даже отказавшись от попыток решить проблему силой, Израиль окажется в ситуации, когда достичь мира почти невозможно. Прежде всего потому, что не с кем вести переговоры о реальном мире — в Палестине нет лидера калибра Ясира Арафата, который мог бы говорить от имени всех палестинцев. «Израилю не с кем разговаривать. Есть сильные “Хамас” и “Хезболла”, но они не признают Израиль. Делать это готов лишь слабый Махмуд Аббас», — объясняет депутат кнессета Роберт Тивияев. «Как легитимные, так и террористические палестинские организации не признают Махмуда Аббаса своим лидером. Он не способен контролировать даже те территории, которые мы отдали под его юрисдикцию. И если бы не Израиль, то территория Западного берега сейчас находилась бы под властью “Хамас”. И тогда боевики “Хамаса”, как они это сделали в Газе в 2007-м, перестреляли бы и повыкидывали с девятого этажа всех лидеров “Фатха”», — говорит Роберт Илатов.

Другим серьезным препятствием на пути к миру стали израильские поселенцы. После войны 1967 года Израиль не стал включать большую часть захваченной территории в свой состав, начав вместо этого строить на ней поселения. Сейчас на Западном берегу живет около 380 тыс. поселенцев. Эти люди являются одной из самых непримиримых в отношении арабов групп израильского общества. Давид, живущий в поселении Маале-Адуммим, считает, что ради мира Израиль не должен идти ни на какие территориальные уступки палестинцам. Он даже отказался от своей мечты — офицерской должности в армии — в знак протеста против того, что Израиль ушел из Газы в 2005 году. Часть израильского общества считает поселенцев «первой линией обороны страны». Но для сторонников переговоров с арабами поселенцы — одно из основных препятствий на пути к миру. Ведь в случае заключения мирного договора и возвращения Израиля в границы 1967 года поселения придется выводить — а их жители, которые за 40 лет упорным трудом превратили каменистые земли в цветущие сады и сельскохозяйственные угодья, не захотят оттуда уходить. Это столкновение, по мнению некоторых аналитиков, чревато гражданской войной в стране. Прецеденты уже были — Израиль до сих пор помнит, какими конфликтами и акциями неповиновения сопровождался вывод поселений из Газы. А там выселялось менее 10 тыс. человек — почти в 40 раз меньше, чем живет в поселениях на Западном берегу. У этой проблемы есть и экономический аспект — половина выселенных из Газы до сих пор не устроены, и непонятно, потянет ли экономика государства массовое выселение поселенцев с территории Западного берега.

Именно из-за наличия этих двух препятствий нынешний кабинет Израиля и не считает нужным форсировать переговорный процесс. «Это как преждевременные роды — они опасны и для матери, и для ребенка», — заявил «Эксперту» один из высокопоставленных представителей израильского МИДа. При этом, по мнению апологетов данной концепции, в отсутствие мирных переговоров палестино-израильский диалог не должен прекращаться. «Во время этого перерыва должен начаться процесс прямого взаимодействия палестинцев и израильтян. Именно прямого — когда в процесс вмешиваются третьи силы, то сразу же начинаются какие-то непонятные игры с палестинской стороны, — объясняет “Эксперту” Роберт Илатов. — Нужно развивать экономическое взаимодействие между нашими народами, создавать на территории Палестины объекты социальной сферы. Ну и нужно прекратить учить детей ненависти... Чтобы прийти к мирному соглашению, хотя бы одному-двум поколениям наших народов надо прожить в мире и взаимоуважении».

Разделять и покупать

Впрочем, параллельно с приостановкой переговорного процесса Израиль начал реализовывать новую, нестандартную схему решения конфликта. Если все пойдет по плану, то выбранная модель может не только принести Израилю мир, но и избавить его от ненужных жертв на пути к этому миру. В том числе и от потери территорий.

Прежде всего, Израиль тайно скупает у палестинцев землю. На сегодняшний день более 50% Палестины составляют так называемые «территории C» — земли, которые находятся под полным израильским контролем (в основном это территории поселений и зоны безопасности вокруг них). Использовать их палестинцам запрещено. «Там находится 50 донумов земли (6,7 гектара. — Эксперт”), которые издавна принадлежали моей семье. Я не могу получать с них прибыль, — сокрушается Хаким. — В итоге, имея такое богатство, я живу в нищете. И таких, как я, много. Евреи пользуются этим и предлагают арабам продать эти земли по баснословным для нас ценам. Я не продаю из принципа — они враги. К тому же если узнают, что ты продал землю евреям, отправят на тот свет. Но кое-кто все же продает». По словам Хакима, еврейские покупатели обещают продавцу, что взамен на купчую они сделают из него героя. Якобы землю евреи забирают не сразу после продажи, а через несколько лет — и что продавцу при этом не возбраняется ложиться на пути израильского бульдозера и иными мерами протестовать против «нелегального захвата своей земли». В итоге всем хорошо: продавец получает деньги и репутацию, а евреи — купчую, которую они сохраняют до момента начала делимитации территории.

Однако основной элемент израильской стратегии — это продолжение строительства стены, которая отгородит территорию Израиля от Западного берега. Официально эта стена представляется исключительно как мера безопасности, де-факто она уничтожает все препятствия на пути к миру.

Конфигурация стены решает проблему с поселенцами. Заходящие на палестинскую территорию «языки» стены буквально вбирают на территорию Израиля наиболее крупные блоки поселений (Ариэль, Гуш Этцион и др.). Кроме того, по некоторым данным, целый пояс израильских поселений вдоль границы с Иорданией будет отделен от палестинской территории новой стеной. Таким образом, выселять придется лишь те небольшие поселения, которые находятся в самой глубине палестинских анклавов.

Стена решает и проблему партнера по переговорам. Израилю будет не нужен общепалестинский лидер, которого приходится убеждать заключать мир. Конфигурация стены такова, что она не только отделяет Западный берег от Израиля,
но и делит саму палестинскую территорию на несколько анклавов, не соединенных между собой. В этой ситуации централизованное управление будущим палестинским государством из Рамаллы будет затруднительно, и в каждом анклаве будет возникать собственная лидерская прослойка, с которой Израиль сможет вести переговоры напрямую. И предложить в обмен на мир меры стимулирования их экономик (в частности, выдачу разрешения работать в Израиле жителям наиболее благонадежных анклавов). В этой ситуации арабское население будет вынуждено проявлять лояльность в отношении Израиля. Дополнительно эту лояльность подкрепит тот факт, что палестинские земли будут отделены от Иордании стеной и полосой израильской территории (см. карту). Это ограничит возможности притока к палестинцам оружия, денег и радикальных элементов из иорданских лагерей беженцев. Есть вероятность, что в перспективе стена между самыми благонадежными и лояльными анклавами и Израилем будет разрушена, и они по частям будут интегрированы назад в Израиль. Самые большие оптимисты надеются, что тогда на Святой земле впервые за две тысячи лет воцарится мир.