Время ЧВС

Повестка дня
Москва, 08.11.2010
«Эксперт» №44 (728)

На 73-м году жизни скончался Виктор Степанович Черномырдин, глава российского правительства в 1992–1998 годах.

На эпоху, в которую ему довелось премьерствовать, выпали и бешеная инфляция, и многомесячные задержки зарплат и пенсий, и семибанкирщина, и скандальные залоговые аукционы, и армии обманутых вкладчиков бесчисленных пирамид, и постоянные обращения за займами в МВФ и Мировой банк, и огромный бюджетный дефицит, закончившийся сокрушительным дефолтом в августе 1998 года. В 1997 году, последнем, который ЧВС полностью провел на этом посту, от ВВП России начала десятилетия осталось лишь 55%, от промышленного производства — 46%, от инвестиций — 24%.

Можно ли было пройти трансформацию менее болезненно, окажись на месте Черномырдина кто-то иной? Сложный вопрос. Бэкграунд Черномырдина не предрасполагал к тому, что он станет ключевой фигурой в создании институтов рыночной экономики. Региональный партаппаратчик, директор газоперерабатывающего завода, работник отдела тяжелой промышленности ЦК. Ну а как могло быть иначе? Других социальных лифтов для управленческого персонала в СССР не было. С началом перестройки — министр газовой промышленности, уловивший веяния времени и пробивший преобразование отрасли в нынешнее «наше все» — «Газпром», который и возглавил.

Дальнейший карьерный взлет случаен, как и многое в ельцинскую эпоху. Дельное выступление на заседании правительства по ТЭКу — а за окном май 1992 года и километровые очереди за бензином, цены на нефтепродукты не отпускают, чтобы не сорвать сев, в итоге добывать нефть чудовищно невыгодно, в стране топливный кризис — и вот Черномырдин уже «топливный» вице-премьер. Еще полгода — и после категорического отказа Съезда народных депутатов утвердить в должности премьера Егора Гайдара Ельцин предлагает на утверждение съезду кандидатуру ЧВС. Неожиданно для многих, усмотревших в его назначении признаки «реверса» в зашедшем в тупик «шоковом» переходе к рынку, он оказался человеком, наделенным чувством времени, умеющим свободно общаться с радикальными реформаторами.

Впрочем, поначалу, совершенно не представляя, как и его всенародно избранный шеф, что же делать с экономикой, Черномырдин допускает ряд досадных промахов. Принимается странное постановление правительства, направленное на административный контроль цен путем ограничения рентабельности (хотя уже предыдущая перестроечная эпоха наглядно показала, что такой контроль реален только в головах авторов подобных бумаг). В середине 1993 года ЦБ проводит обмен купюр с «благой целью» — отсечь кредитование стран СНГ, что с экономической точки зрения тоже было довольно глупым мероприятием (именно по его поводу Виктор Степанович потом скажет свое бессмертное «хотели как лучше…»). Проколы переживались тяжело, и в дальнейшем ЧВС действовал осторожнее, осознав, что решений, на первый взгляд способных единым махом выправить ситуацию, следует избегать.

Серьезной проблемой было и то, что правительства, которые довелось возглавлять Черномырдину, представляли собой конгломера

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №44 (728) 8 ноября 2010
    Нанотехнологии
    Содержание:
    Десять в двенадцатой степени

    В прошлом году Россия стала четвертой в мире по объему инвестиций, привлеченных в наноиндустрию. По планам «Роснано», в 2015 году объем выпуска нанопродукции в стране достигнет почти триллиона рублей

    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама