Появление героя

Валентин Дьяконов
21 ноября 2010, 00:00

В Московском музее современного искусства открывается выставка Андрея Монастырского — основателя знаменитого арт-объединения «Коллективные действия», одного из самых известных на Западе русских художников и человека, который будет представлять Россию на Венецианской биеннале 2011 года

Архив пресс-службы
Инсталляция «Фонтан», 1996

Ранней весной 1976 года группа интеллигентных людей гуманитарной направленности собралась на подмосковном поле. Вдалеке виднелся ничем не примечательный лесок. Через несколько минут из него появились двое мужчин, пересекли поле и подошли к группе. Один из них выдал каждому присутствующему «документальное подтверждение» участника акции «Появление», отпечатанное на пишущей машинке. Так началась история «Коллективных действий» — сложной смеси западных влияний, русской природы, дзен-буддизма и, чего греха таить, шизофрении. Во главе «Коллективных действий» стоял уроженец поселка Петсамо Мурманской области поэт Андрей Сумнин, несколькими годами ранее взявший себе псевдоним Монастырский.

Ситуация с искусством в Советском Союзе той эпохи стремительно теплела. В 1974 году прошла знаменитая «бульдозерная» выставка на пустыре в Беляеве. Власти разогнали ее, но международный скандал заставил пересмотреть стратегию и тактику в отношении неофициальных художников. В том же году прошла разрешенная выставка на открытом воздухе в Измайлове, в 1975-м павильон «Пчеловодство» на ВДНХ и тамошний ДК приняли по выставке нон-конформистов. Деятелей андеграунда стали принимать в Союз художников и выделили им специальный зал на Малой Грузинской. Политически благонадежным сюрреалистам и абстракционистам стало намного легче выставляться. Тех же художников, которых компромиссы не устраивали, потихоньку выдавливали из страны: уехали изобретатели соц-арта Александр Меламид и Виталий Комар, уехал скульптор Леонид Соков, мешавший лубок с политической сатирой, а Оскара Рабина, одного из организаторов «бульдозерной» выставки, лишили советского гражданства во время поездки за рубеж.

Инсталляция «Гете», 1976–2007 Эксперт 46 (730) 2 Архив пресс-службы
Инсталляция «Гете», 1976–2007
Архив пресс-службы

В этой двойственной ситуации и родилось аполитичное, но чрезвычайно радикальное по форме искусство Монастырского и компании. Они ориентировались на последние направления западного искусства — перформанс, хэппенинг, ленд-арт, исследовавшие взаимоотношения человека с окружающей средой. С природой в общем смысле — пейзажами, ландшафтами и так далее — и с природой человеческой — психологией, поведением, реакцией на экстремальные обстоятельства.

В центре искусства 1970-х был художник, ставший сам себе холстом и краской. Например, Крис Берден распял себя на багажнике «фольксвагена», критикуя общество потребления. А Роберт Смитсон выложил из камней спиральную уключину на одном из американских озер, превратившись в отшельника-строителя. Искусство развоплотилось, лишившись последних связей с «искусностью», ремеслом, колоритом и так далее. Художник стал существовать в реальном времени, а не в историческом, как советский пропагандист с палитрой, или в «вечности», как, скажем, мистически настроенный автор беспредметных картин. Одной из самых известных работ Монастырского стал объект «Дышу-слышу» — коробка с полыми трубками, вставляющимися в нос, рот и уши. Эта штука работает только тогда, когда ею пользуются.

Для СССР такое отношение к творчеству было неприемлемым. И потому, что искусство в первую очередь воспринималось в виде картины, предпочтительно реалистической, и потому, что такого рода эксперименты выбивались из общепринятых представлений о профессии художника. «Коллективные действия» существовали и существуют для узкого круга ценителей. Монастырский даже как-то написал, что акции КД были «серией отчетов, посылаемых на Запад». Там Монастырского принимают очень хорошо. Он участвовал и в основном проекте Венецианской биеннале 2007 года, и в 12-й выставке «Документа» в Касселе. Монастырский до сих пор делает акции, до десятка в год. Практически все они закрытые, на них не попасть простому зрителю, зато в интернете доступна вся документация под общим названием «Поездки за город».

Инсталляция «Ветка», 1995 Эксперт 46 (730) 2 Архив пресс-службы
Инсталляция «Ветка», 1995
Архив пресс-службы

Ретроспектива в ММСИ станет первой для художника. В прошлом году на церемонии премии Кандинского концептуалист Вадим Захаров прочел взволнованную речь, в которой обвинил российских кураторов в пренебрежении живыми классиками, особенно Монастырским. Фонд Victoria Art решил устранить белое пятно. Выставка на Гоголевском бульваре представит работы, которые раньше в России не показывались. Например, инсталляцию «Фонтан» — фотографии персонажей советского агитпропа с фонтана «Дружба народов» на ВДНХ, утопающие в тонне соли. К выставке Монастырский готовит и две новые инсталляции по мотивам акций КД — «Коридор» и «Оболочки». Еще раньше было объявлено, что Монастырский единолично сыграет за Россию на Венецианской биеннале 2011 года и займет своими работами наш павильон. Общее признание медленно, но верно приходит к художнику. В предыдущем поколении такой фигурой был Илья Кабаков. Неудивительно, что Монастырский получает корону из его рук: в каталоге выставки будет текст Кабакова. В последней книге о знаменитом концептуалисте, написанной под присмотром самого Кабакова, Монастырскому посвящено несколько прочувствованных страниц. Конечно, искусство, которым занимается Монастырский, эфемерно. И после 1970-х картины и скульптуры вернулись на свои места. Но художникам приходится учитывать опыт радикалов той эпохи. Можно не стремиться покорить Эверест, но нельзя не знать, что кто-то уже побывал на вершине.