Где живет Хэхэ

Спецвыпуск
Москва, 28.11.2010
«Эксперт» №47 (731)
Ямал готовится стать туристической Меккой: здесь можно каслать оленей, метать тынзян на хорей, ловить гигантскую рыбу, смотреть на северное сияние и философствовать с Ямалом Ири — местным Дедом Морозом

Артем Коваленко

По снежному насту несется однорогая важенка. Подбежала, унюхала хлеб и стала безо всякой опаски есть его с ладони. На берегу озера два чума. Издалека жилища хантов смахивают на тюбетейки — такие же округлые и невысокие. В чуме нет ничего лишнего — каждый ненужный предмет при кочевках занимает драгоценное место на грузовых нартах. Строение без углов состоит из двух половин, гостевой и хозяйской. Обычно правая принадлежит хозяевам, а левая — гостям. Женщина, как и несколько столетий назад, из одной половины чума в другую может переходить только через переднюю часть жилища, то есть возле входа. Тогда как мужчина и дети могут ходить и по священной части чума, которая располагается на противоположной стороне от входа, за очагом. Ханты до сих пор верят в легенды, которые передают из поколения в поколение. Например, постояльцу в заброшенном стойбище перед тем, как лечь спать, нужно положить топор у входа, иначе злые духи уснуть не дадут.

Хозяин северных построек Герман Сандрин живет в чуме только летом. В остальное время — в обыкновенной квартире в Салехарде, которую ему подарил прежний ямальский губернатор за многочисленные победы в национальных видах спорта. В доказательство своих спортивных дарований представитель народа ханты метров на двести метнул топор. В планах у Сандрина — взять землю в аренду на 49 лет и организовать общину из соплеменников-пенсионеров. На севере мужчины выходят на пенсию в 50 лет, а женщины — в 45. Тем, кто помоложе, принимать туристов некогда — они оленей каслают. А чтобы привезти к ним группы жаждущих посмотреть на быт северных народов, придется по бездорожью 300–400 километров ехать.

«В основном к нам приезжают иностранцы, — рассказывает Сандрин. — Им все в диковинку: и строганина, и уха из муксуна, и морошка, и рыбалка. Иногда им просто нравится в чуме лежать, тишину слушать. В прошлом году гостей два олененка встречали. Вот привез важенку, а у нее по дороге один рог отвалился».

Наследие князя Тайшина

В нескольких километрах от вотчины Сандрина — вотчина Тайшина, который правил коренными народами еще в XIX веке, владел охранными грамотами из Москвы и Тобольска. Теперь здесь музей под открытым небом. Поселок в честь князя назвали Горно-Князевском. Проходим обряд очищения: держим руки и лицо над костром из трав. В окружении нарт, волчьих шкур и домашней утвари хантов и ненцев знакомимся с прописными истинами тундры: «Нельзя совать нож в огонь — повредишь огню глаз», «Ласточка, влетевшая в чум и вылетевшая из него, может унести душу человека. Надо ее поймать, оставить перышко и выпустить. А лучше вообще убить», «Вечером нельзя шуметь в чуме. От шума у подземного чудища голова заболит, оно вылезет и утащит орущего под землю».

Возле охотничьего домика, напоминающего маленькую избушку на курьих ножках, рассказывают о древней традиции: «Если наткнетесь в тундре на такое строение, можете отдохнуть там и поесть. Уходя, нужно обязательно оставить что-нибудь из своих припасов. В противном случае боги тундры могут жестоко наказать

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (731) 29 ноября 2010
    Налоги
    Содержание:
    Стратегия слабого государства

    Министр финансов Алексей Кудрин заявил, что решение бюджетных проблем путем повышения налогов — это удел слабых государств. Одновременно были обнародованы планы увеличения налогового бремени в России

    Без рубрики
    Международный бизнес
    Русский бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама