Нашей правды идеал

На улице Правды
Москва, 28.11.2010
«Эксперт» №47 (731)

Строки поэта Алмазова «Широки натуры русские, // Нашей правды идеал // Не влезает в формы узкие // Юридических начал» уж сто лет как процитированы в «Вехах», а воз не то что и ныне там, но даже и более того. Не менее широкими становятся натуры американские и евросоюзные — нашей правды идеал широко распространяется по свету, а то, что как не влезал, так и не влезает, кого ж это смущает.

Примером такой широты может служить пошедший процесс составления черных списков. Вслед за Конгрессом США, намеренным в декабре рассмотреть вопрос о защите российских бизнесменов и юристов, к делу подключилась международная комиссия Европарламента, рекомендовавшая ЕС принять к исполнению т. наз. список Магнитского, изначально именовавшийся списком Кардина — по имени американского сенатора, который его составил и направил в госдепартамент с просьбой возбранить 60 российским судьям, следователям, мытарям, прокурорам и тюремщикам въезд в США, поскольку они суть «лица, вовлеченные в налоговое мошенничество против Hermitage, имеющие отношение к пыткам и смерти Сергея Магнитского».

Здесь уже начинается нашей правды идеал, поскольку объединяются два принципиально разных сюжета: весьма мутное и запутанное дело с многочисленными российскими «дочками» компании «Эрмитаж Капитал» имени тоже достаточно мутного международного дельца У. Браудера и вполне черное и преступное дело с неоказанием помощи находившемуся в предварительном заключении браудеровскому работнику юристу С. Л. Магнитскому, от какового неоказания тот и умер в тюрьме. При таком объединении — на что апологеты законопроекта, который уместно было бы назвать списком Браудера, решительно не обращают внимания — виновными в смерти юриста объявляются не только судьи, прокуроры, следователи и тюремщики, принимавшие решение о мере пресечения и отклонявшие ходатайства о ее изменении, а равно и об оказании медицинской помощи, но и мытари, находившие за «Эрмитажем» недоимки и злоупотребления, а равно и арбитражные судьи, судившие не в пользу «Эрмитажа». Включая, например, четверых казанских арбитражных судей, которые при всем желании не могли — по причине отсутствия полномочий — решать вопрос о мере пресечения в московском уголовном процессе. Равно как не было и не могло быть этих полномочий у 12 мытарей из столичных налоговых инспекций № 25 и 28. Будь даже эти мытари какими угодно разбойниками.

Объединять имевших полномочия снабдить или не снабдить подследственного врачебной помощью с теми, кто заведомо таких полномочий не имел, и подвести под единую категорию — это может быть нужно Браудеру, имеющему тут личный мстительный интерес, но к наведению порядка в пенитенциарной системе РФ сие касательства не имеет.

Между тем идея увязывания у нас в России упала на очень благодатную почву. Выступая на радио «Свобода», журналист О. Е. Романова сообщила: «Речь идет об устойчивой банде. Мы знаем по крайней мере десяток дел, начиная с дела Мананы Асламазян, где все шестьдесят человек отметились... Дело генерального директора компании Su

У партнеров

    «Эксперт»
    №47 (731) 29 ноября 2010
    Налоги
    Содержание:
    Стратегия слабого государства

    Министр финансов Алексей Кудрин заявил, что решение бюджетных проблем путем повышения налогов — это удел слабых государств. Одновременно были обнародованы планы увеличения налогового бремени в России

    Без рубрики
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама