Защитить инвестиции пенсионера

Павел Митрофанов
28 ноября 2010, 17:22

В последнее время негосударственные пенсионные фонды (НПФ) весьма озабочены тем, чтобы накопительный элемент пенсионного страхования был обязательно сохранен. Поводом для забот послужил доклад Минздравсоцразвития «Итоги пенсионной реформы и долгосрочные перспективы развития пенсионной системы Российской Федерации с учетом влияния мирового финансового кризиса», один из сценариев которого подразумевает перевод системы пенсионных накоплений на добровольную основу. Под угрозой оказался рынок объемом почти в 1 трлн рублей с клиентской базой около 7 млн человек. Однако вопрос системной модернизации пенсионного рынка сопряжен с обострением социальной напряженности и поэтому, скорее всего, будет решаться медленно и вряд ли радикально. «Профильные» чиновники поспешили заверить всех, что разрушать накопительный элемент точно никто не собирается. Если же оставить вопросы стратегического порядка и спуститься чуть ниже, на уровень конкретных фондов и их бизнеса, то обнаружится, что и здесь есть серьезные вызовы — со стороны инвестиционного рынка.

Чем заменить депозиты?

С начала 2010 года пенсионный рынок существенно вырос. Так, по данным «Эксперт РА», пенсионные накопления двадцатки крупнейших фондов за 9 месяцев увеличились на 90%, или на 51 млрд рублей. Объем пенсионных резервов вырос «всего» на 8%, но в деньгах — на 41 млрд рублей. Рост рынка — это в первую очередь рост обязательств фондов перед будущими пенсионерами, поскольку в основе развития сейчас лежит приток средств по ОПС и добровольным программам, а не повышение стоимости инвестиционных портфелей. Необходимость выполнять обязательства требует размещать средства фондов в надежные и одновременно доходные активы. «В период финансового кризиса банковские депозиты были отличным консервативным финансовым инструментом, обеспечивающим доходность выше уровня инфляции», — вспоминает исполнительный директор НПФ «Благосостояние» Елена Сухорукова. Действительно, защищаясь от рисков дефолтов эмитентов и провалов фондового рынка, каждый НПФ к началу нынешнего года в среднем держал треть своих резервов в банковских инструментах (см. график 1).

Несмотря на высокую долю консервативных инвестиций, за 9 месяцев 2010 года в среднем НПФы показали хорошие результаты и в сравнении с инфляцией, и в сравнении с результатами ВЭБа. Так, за обозреваемый период крупнейшие фонды в среднем заработали для своих клиентов 10,4% доходности от размещения пенсионных резервов и 12,6% от размещения пенсионных накоплений. При этом ВЭБ отчитался о 10-процентной доходности по консервативному портфелю (оказавшемуся более доходным, чем расширенный), а Госкомстат рассчитал инфляцию за 9 месяцев в размере 6,2%.

Но уже к началу 2011 года пенсионным фондам придется пересматривать инвестиционную политику. «Высокие “кризисные” ставки по депозитам уходят в прошлое, — рассказывает председатель совета НПФ “ЛУКойл-Гарант” Александр Жирков. — Вот, например, на днях у нас заканчивается депозит под 14 процентов годовых, размещенный в кризисный период в Сбербанке. Сейчас таких высоких ставок нет и не предвидится — в банках с нормальным кредитным рейтингом это 6–8 процентов годовых. Упали процентные ставки и по облигациям — это ведь взаимосвязанные рынки — до 8–9 процентов». С коллегой соглашается руководитель бизнеса доверительного управления группы Газпромбанка Анатолий Милюков: «Для пенсионных фондов депозиты, к сожалению, больше не являются ответом на вопрос, как избежать рисков рынков капитала. Единственная возможность для пенсионных фондов выполнять свою основную функцию — все-таки вернуться на рынки».

Пересмотр инвестиционной политики фондов будет неизбежно сопровождаться ростом инвестиционных рисков, причем как за счет рисков ценных бумаг, так и за счет рисков инфраструктуры — тех управляющих компаний, кто занимается размещением пенсионных средств.

Не наступить на грабли доходности

Особенность момента — недавний кризисный опыт. По идее он должен удержать руководство фондов от возврата к излишне агрессивной инвестполитике и необдуманному выбору партнерских управляющих. «Многие фонды до сих пор еще не разобрались с проблемами, возникшими в 2008–2009 годах», — отмечает начальник отдела инвестирования НПФ «Телеком-Союз» Максим Максимов, рассказывая о конфликтах УК и НПФ. Эти конфликты неоднократно возникали в период кризиса — на почве уровня минимальной гарантированной доходности (МГД) и сохранности средств. Споры вокруг гарантий доходности и ответственности за результаты управления привели к банкротству нескольких управляющих, а для ряда фондов вылились в предписания ФСФР. Тем не менее ускоренное восстановление фондового рынка законсервировало эту проблему, сохранив ее как основу нестабильности пенсионной системы и конфликтов УК и НПФ в будущем. Системный риск усугубляется тем, что неизвестна официальная позиция регулятора рынка по такому вопросу, как способы разрешения и предотвращения конфликтных ситуаций, возникающих вокруг гарантий. В итоге законодательство по-прежнему требует соблюдать принцип сохранности вложений, а с ростом агрессивности инвестиций фондам будет все сложнее обеспечивать эту сохранность.

Анатолий Милюков из группы Газпромбанка констатирует: «НПФ продолжают требовать гарантии по возвратности суммы инвестирования, и даже МГД. У них нет выхода, так написан их закон, так устроен их бизнес, и до изменения законодательства так все и останется. Но теперь, соглашаясь прописать гарантии в договорах, УК будут гораздо осторожнее с размещением пенсионных средств, а НПФ станут разборчивее, гарантии каких УК они готовы принимать».

Александр Жирков из НПФ «ЛУКойл-Гарант» более категоричен: «Опыт двух последних лет показал, что такие гарантии на рынке не более чем фикция. Ни одна управляющая компания России — посмотрите на объем средств, которыми они управляют, и сравните с их собственным капиталом — не имеет финансовой возможности что-либо гарантировать в принципе. И это нормально. Капитал УК служит обеспечением операционных рисков, определенной гарантией того, что эта компания завтра не растворится». Елена Сухорукова из НПФ «Благосостояние» соглашается с коллегой по цеху: «Понятие МГД себя изжило. Все игроки рынка понимают: чем выше МГД, тем более консервативную стратегию инвестирования будет использовать УК. В итоге это скажется на доходности, которую получит фонд».

Необходимость поддерживать приемлемый уровень доходности для клиентов на фоне отсутствия де-факто гарантий этой доходности служит серьезным вызовом профессионализму пенсионных фондов и управляющих компаний. Ответом на этот вызов может стать только четкое понимание УК и НПФ своих зон ответственности, а также взаимное стремление к защите интересов будущих и нынешних «негосударственных пенсионеров».

Крупные фонды и управляющие могут сосредоточить свои лоббистские усилия в направлении либерализации регулирования пенсионных инвестиций. Здесь целью может стать расширение инвестиционных деклараций и появление новых доступных классов активов, например инфраструктурных облигаций с высокими рейтингами. Но гораздо важнее для всех без исключения фондов избавиться от желания уйти от ответственности.

«Нужно абстрагироваться от представления, что обещание МГД или какой-то иной гарантии со стороны доверительного управляющего позволяет фонду переложить все риски, связанные и инвестированием средств, на УК, — говорит Максим Максимов из НПФ “Телеком-Союз” и поясняет: — Только грамотная инвестиционная стратегия, хорошо продуманная и действующая система риск-менеджмента, а также четкие договорные отношения с управляющими компаниями могут позволить фондам осуществлять размещение пенсионных средств в соответствии с принципами, установленными действующим законодательством, и защищать как свои интересы, так и интересы клиентов».