Невеликая иллюзия

Культура
Москва, 06.12.2010
«Эксперт» №48 (732)
Второй полнометражный фильм Сильвена Шомэ «Иллюзионист» оживил Жака Тати

Архив пресс-службы

С вердиктом «Иллюзионисту» разобрались быстро: талантливо, живописно, трогательно, но не так оригинально, как «Трио из Бельвилля». 47-летний француз Сильвен Шомэ после второго полного метра был незаметно и без лишних церемоний причислен к живым классикам анимации, но в самой картине мало кто увидел что-то большее, чем милую ретромелодраму. Шедевром фильм провозгласили только специалисты в области мультипликации, но и их аргументы базировались на соображениях профессионального характера (например, том факте, что заглавного персонажа Шомэ анимировал собственноручно — дьявольская работа, выполненная на «отлично»). Удивляться вроде нечему. «Иллюзионист» кажется простым как три копейки. Встретились два одиночества: пожилой одинокий фокусник и бедная деревенская девчонка. Он ее опекал, пока мог, а потом дороги разошлись: она повзрослела и нашла своего прекрасного принца, он меланхолично сел в поезд и поехал скитаться дальше. Чем тут восхищаться?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо погрузиться в предысторию проекта. Наследница великого комедиографа и комика Жака Тати (кстати, потомка русских Татищевых) Софи долгое время отказывалась продать кому-либо права на экранизацию нереализованного отцовского сценария — болезненного признания в любви к другой дочери, брошенной режиссером в молодости. Посмотрев бурлескные и абсурдные фильмы Шомэ, Софи решила все-таки расстаться с манускриптом, правда, потребовала от аниматора, чтобы оживлением персонажа ее отца занимался он сам. И отошла в мир иной, не успев увидеть результата трудов. Это позволило другим потомкам Тати обвинить Шомэ в крайней неделикатности — дескать, зачем было ворошить семейные тайны? Тот и усом не повел. Да и в самом деле, сегодняшняя публика «Иллюзиониста» вряд ли вспомнит о самом существовании автора «Каникул господина Юло», не говоря о подробностях его личной жизни.

В декларативно традиционном мульт­фильме Шомэ осуществил мечту самых прогрессивных компьютерщиков — подарил миру если не еще один фильм ушедшего в небытие гения, то еще одну его роль, пожалуй лучшую. Нескладная долговязая фигура с ловкими руками и замороженно-мечтательным лицом, облаченная в севший после многочисленных стирок костюм и щеголеватые ботинки, — это даже не Жак Тати, а фокусник Tatischeff (как значится на афишах в фильме). Не актер, а персонаж: господин Юло во плоти.

Тати снимал свои комедии с 1940-х по 1970-е — в звуковую эру, но каждая из них была пронизана щемящей тоской по немому кино. Ее передал и воспринял Шомэ, в чьем мультфильме не разговаривают, а лепечут или бурчат на неведомом (однако понятном каждому) языке. Благодаря этому полноценным персонажем становится старый, толстый и необъяснимо кусачий кролик — верный компаньон фокусника. Впрочем, у Шомэ, как когда-то у Тати, равноправными участниками действия становятся все: люди, звери, средства передвижения, плакаты, здания и прочие детали этого нарисованного, но отнюдь не кукольного мирка. Для того чтобы прошлое ожило и задышало, необходимо вложить душу,

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (732) 6 декабря 2010
    Утечка на WikiLeaks
    Содержание:
    Самый опасный человек в мире

    Последние громкие публикации WikiLeaks на деле являются лишь кучей сплетен и мелких скандалов. Чем дальше развивается история этого сайта, тем более вероятно, что он был создан для манипулирования мировым общественным мнением

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама