От технопарков — к городам науки

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
6 декабря 2010, 00:00

В мире существует много моделей технопарков, начиная с 1950-х годов они постоянно менялись. Сколкову, если оно претендует на лидерство, придется найти собственную концепцию

East News
Японский технополис Цукуба был отстроен в 70–80-е годы на голом месте

Уже полвека азиатские и европейские страны пытаются разгадать секрет калифорнийской Силиконовой долины и найти свою модель технопарка, чтобы догнать и перегнать американцев. В процессе гонки появились успешные научные парки, города и даже регионы — технопарки за эти годы хорошо зарекомендовали себя как инструмент инновационного развития. И все же можно констатировать: ни в одной стране никому так и не удалось создать такую же эффективную систему по производству и внедрению инноваций, так же удачно связать ученых, предпринимателей и финансистов, как в Америке.

Возможные типы технопарков и их эволюция — тема весьма интересная в связи с проектом Сколково. Чем азиатские модели отличаются от американских? Что они собой представляют как объекты недвижимости? Каковы тренды на «рынке технопарков» и каково место на нем Сколкова?

Америка: климат, свобода и много денег

История Силиконовой долины как самого известного технопарка планеты широко известна. В 1950 году декан инженерного факультета Стэнфордского университета Фредерик Терман предложил концепцию «города знаний и бездымного производства». На свободных землях, принадлежащих университету, был создан офисный парк, где земельные участки сдавались в аренду компаниям. Первый технопарк решал сразу несколько задач. Университет получал доход от земельной ренты. Компании-арендаторы, часто возглавляемые выходцами из Стэнфорда, пользовались научной инфраструктурой университета, платили за аренду по низкой цене и даже освобождались от налога на имущество на территории университета. Выпускники и студенты могли найти работу или организовать новый бизнес рядом с альма-матер, а компании — рекрутировать высококвалифицированных специалистов.

Стэнфордский индустриальный парк начал развиваться, а в середине 50-х ему невероятно повезло. Именно со Стэнфордом связаны ключевые открытия в области микроэлектроники, на которых и основан весь пятый технологический уклад (электроника, компьютеры, телекоммуникации, интернет). Это стало катализатором быстрого развития и залогом мирового лидерства Силиконовой долины на многие десятилетия.

Что представляет собой Стэнфордский индустриальный парк как объект недвижимости? Это классический технопарк первой волны. Он образован на базе университета и достаточно просто устроен: здесь сдаются земельные участки для строительства офисов высокотехнологичных компаний. Комплекс имеет большую территорию — ее площадь 280 га. Местная застройка — малоэтажные здания, расположенные в природной зоне. Сегодня кроме офисов и лабораторий здесь есть собственные электростанция и ТЭЦ, автономные службы почты, полиции, пожарных, инвестиционная и банковская инфраструктура. В Стэнфордском индустриальном парке сейчас трудится 23 тыс. человек, а на освоение всех 280 га понадобилось целых 30 лет.

Однако Силиконовая долина — это не только Стэнфордский парк. Хайтек-компании освоили территорию и вокруг Стэнфорда, где начала формироваться зона с большой концентрацией высокотехнологичных компаний. В 70-е Силиконовой долиной стали называть область, зажатую между городами Сан-Хосе и Пало-Альто на юге и севере, океанским заливом на востоке и горами Санта-Круз на западе. Сегодня высокотехнологичные компании вышли за пределы залива Сан-Франциско, в долине почти 30 городов, проживает 2,5 млн человек, из которых почти 30% работают в сфере высоких технологий.

Пример Силиконовой долины не дает спокойно спать последователям уже несколько десятков лет. Ее копировали много раз, но так мощно схема не сработала нигде. Объясняют успех по-разному. Например, мощной системой госзаказа со стороны американского правительства: в годы холодной войны до 50% НИОКР в долине финансировалось из бюджета (впрочем, в США есть зоны, еще больше работающие на «войну», например бостонская Route 128). Другое объяснение — сочетание чудесным образом нескольких факторов: финансового капитала и умных, образованных людей, прекрасного климата и свободного духа Калифорнии.

При этом Силиконовая долина далеко не единственный технопарк Америки, и эти технопарки представлены разными типами. Городской парк Филадельфии интересен воплощением концепции «технопарк в центре города». На другой концепции, «парклэнд», базируется парк Исследовательского треугольника (Research Triangle Park). Он был создан в 1959 году на площади около 1,8 тыс. га в Северной Каролине как совместный проект местной власти и университетов. Целью проекта было смещение фокуса развития региона с сельского хозяйства и промышленности на хайтек. Сегодня парк занимает площадь более 2,8 тыс. га, а суммарная площадь недвижимости в нем 1,8 млн кв. м. Как и в случае с Силиконовой долиной произошло обрастание парка недвижимостью «научного формата». Ядро Исследовательского треугольника состоит из «исторического» треугольника, где вершины — университетские городки Чапел-Хилл, Дарем и Роли. Население городов внутри треугольника — 1,1 млн человек. Некоторые городки и поселки внутри треугольника построены как спальные районы для работников технопарка.

С 1950-го по 1980 год в США было создано 20 парков, а последующее десятилетие дало экспоненциальный рост их числа. Это связано с программой президента Рональда Рейгана, которая поставила создание научных парков на конвейер. По замыслу, каждый штат должен стать мировым лидером в области инноваций в избранной нише. Сегодня, по разным оценкам, в США работает от 150 до 300 научных парков.

Что такое средний американский технопарк? Он расположен недалеко от города с населением меньше 500 тыс. человек и управляется университетом или аффилированным партнерством. Размеры варьируются от 0,8 га до 2,8 тыс. га, но большинство имеет площадь менее 45 га. В основном на территории парка от 6 до 16 зданий, в которых снимают площади 15–45 арендаторов. В среднем парке работает менее 750 человек. Финансовые показатели технопарков как структур невелики: бюджет половины из них не превышает 300 тыс. долларов.

В последнее время наблюдается смещение новых парков из пригородов в центр, а также создание так называемых городов науки (Science City). Первым городом в США, который сознательно пошел по этому пути, стал Остин.

Европа: инкубаторы и технополисы

Европа в инновационную гонку включилась позже Америки, с 70-х, а бурное развитие началось только в 80-е. По хронологии появления технопарков западноевропейские страны можно разделить на три группы. Первая, до 1980 года, включает Великобританию, Францию, Бельгию. Во вторую вошли ФРГ, Нидерланды, Швеция, Финляндия, которые стали энергично наверстывать упущенное начиная с 1980 года. Третья группа — Швейцария, Австрия, Норвегия, Испания, Португалия, Дания и Италия — вступила в игру после 1985 года.

Первые европейские научные парки были слепками с ранней модели технопарков США. Они имели одного учредителя, а основная деятельность заключалась в сдаче земли в аренду собственникам наукоемких фирм. Темпы развития таких технопарков были очень низки. Ответом на это в научных парках стали так называемые инкубаторы технологического бизнеса — здания для размещения начинающих инновационных компаний. Инкубаторы предоставляли производственные помещения, обеспечивали набором услуг, связью с финансовыми кругами, местным университетом или научным центром.

Единой европейской модели технополисов и технопарков не существует. Можно лишь отметить, что степень участия государства в их создании и развитии выше, чем в США. Такие проекты в Европе рассматриваются еще и как социальные, создающие новые рабочие места. Кроме того, характерная черта европейских технопарков — наличие нескольких учредителей: это усложняет механизм управления, но эффективно с точки зрения доступа к финансированию.

Одним из пионеров в организации научных парков стала Великобритания. В 70-е здесь были образованы исследовательский парк университета Хэриот-Уатт в Эдинбурге и научный парк Тринити-колледж в Кембридже. В 80-е процесс значительно ускорился, и в середине 90-х функционировало уже 36 полностью сформировавшихся технопарков, которые предоставляли свыше 20 тыс. рабочих мест. Сегодня из 300 европейских технопарков 80 находятся в Великобритании. Площадь большинства невелика — до 10 га. На этой территории располагается обычно 8–13 средних размеров независимых компаний. Большая часть парков сосредоточена в пределах влияния Большого Лондона — не далее ста миль от города. Роль британской власти в создании парков гораздо скромнее, нежели в других странах Европы и США. Такой коммерческий уклон в развитии научных парков самими англичанами был оценен как сдерживающий развитие инноваций.

В 2004 году в Великобритании была принята программа по превращению страны в ключевой центр знаний (key knowledge hub). Основной ее элемент — создание городов науки. На эту роль были выбраны шесть городов: Йорк, Ньюкасл, Манчестер, Бристоль, Бирмингем и Ноттингем. Они развиваются в целом на основе американского опыта такого рода, а особое внимание в программе уделяется редевелопменту старых промышленных предприятий и улучшению качества городской среды.

Одним из самых интересных проектов континентальной Европы стал французский технополис София Антиполис. Этот новый город площадью 4,8 тыс. га начал строиться на пустом месте в 1972 году и за несколько десятилетий превратился в крупный исследовательский центр. Сегодня это полноценный город с жилыми кварталами, гостиницами, лицеями, образовательными учреждениями. Там получили работу 30 тыс. человек, а выручка его компаний — свыше 5,7 млрд евро, больше выручки всего туристического бизнеса Лазурного Берега. София Антиполис интересен и как экопроект: застройка занимает не более половины его территории, остальное — зеленые зоны.

Азия: технопарки второй волны

Если в США развитие научных парков изначально носило стихийный характер с мягким управлением со стороны государства, то в Азии это государственные проекты, где власть выступает учредителем и главным инвестором. По сравнению с американскими в азиатских парках структура значительно сложнее. Часто технопарки представляют собой большие градостроительные проекты со своими жилыми районами и развитой инфраструктурой.

Один из самых интересных азиатских проектов — японский технополис Цукуба, возникший буквально в чистом поле. История этого «города мозгов» такова. Все началось в конце 50-х с идеи заимствования опыта советских наукоградов и американской Силиконовой долины. Японцы запрягали медленно. На поиск места под город ушло два года, с 1961-го по 1962-й. Еще пять лет согласовывались права на землю и изучался мировой опыт. В 1970-м был принят закон о строительстве Цукубы, а еще через пять лет в городе появились первые арендаторы. Всего на создание города ушло 20 лет и 5,5 млрд долларов полностью государственных средств.

Компании, расположенные во французском городе науки София-Антиполис, зарабатывают больше, чем весь туристический бизнес Лазурного Берега Недвижимость ноябрь 2010 East News
Компании, расположенные во французском городе науки София-Антиполис, зарабатывают больше, чем весь туристический бизнес Лазурного Берега
East News

Сегодня Цукуба стал достаточно большим городом. Его площадь 27 кв. км, там 180 тыс. жителей, в том числе 13 тыс. исследователей, в нем расположено 59 научных и исследовательских институтов, более 200 частных компаний. Город разбит на кварталы, и половина городской площади занята исследовательскими организациями и учебными заведениями. Для создания удобной среды проживания создана обширная парковая зона, где более 80 парков и скверов.

В 1969 году в рамках общенациональной стратегии преобразования Японии в «архипелаг новейших технологий» был запущен амбициозный проект «Технополис». Он предполагал создание 19 сверхсовременных городов в разных частях страны. Если Цукубу фактически создало центральное правительство, то новые технополисы должны были стать детищами местных властей при финансовой поддержке из бюджета Японии. История реализации началась в 1979 году с группы по изучения мирового опыта из трех человек. В 1982-м был объявлен конкурс на строительство пяти технополисов, который проходил в условиях сильной конкуренции между муниципалитетами. В итоге было отобрано 19 территорий, а в 1986 году в 14 новых технополисах уже работало более 2000 компаний.

Японские технополисы задуманы как многоцелевые и комплексные, и это отличает их от аналогичных проектов по созданию научных парков в США и Европе. Технополисы состоят из трех зон. Первая — научный городок с университетами, государственными исследовательскими институтами и лабораториями научно-исследовательских разработок корпораций. Вторая — промышленная зона, где расположены фабрики, распределительные центры и конторы. Третья — жилые кварталы для исследователей и их семей.

Распределение ролей между центром и периферией таково. Цукуба — главный всеяпонский исследовательский центр, а технополисы — внедренческие полигоны, где все институты Цукубы открыли испытательные лаборатории. Примером такого технополиса может служить проект «Кумамото», который включает 12 городов. Он занимает площадь 96 тыс. га, а на его ядро — Технологический исследовательский парк — приходится 39 га. Технополис сочетает разреженную застройку, лесные лаборатории, зоны наукоемких технологий вдоль трассы-325 к востоку от города.

Технополис Цукуба ориентирован на фундаментальные научные исследования. Долгие годы проводилась даже политика «закрытых дверей», и только в середине 90-х министерство внешней торговли и промышленности разрешило частным компаниям доступ к исследовательскому оборудованию и дало возможность совместного владения.

Тайваньский Синьчжу имеет другую схему. Его цель — коммерциализация научных разработок. Технопарк основан в конце 70-х и достаточно быстро построен благодаря воле и государственным инвестициям. Его площадь всего 350 га, но в иные годы на парк приходилось до 15% всей товарной продукции острова. Долгое время Синьчжу был закрытой территорией с жестким пропускным режимом и открытым стал только в середине 90-х. Сегодня в технопарке работает более 130 тыс. человек. Особенность Синьчжу — в выстроенных механизмах (институт исследования промышленных технологий, специальный инвестиционный фонд, центр промышленных и экономических знаний), которые помогают компаниям технопарка быстро расти и коммерциализировать новые разработки.

Огромный китайский научный парк Чжунгуаньцунь устроен иначе, чем Цукуба и Синьчжу, он интегрирован в существующий город — в Пекин. Это, кстати, весьма характерный тренд для научных парков последней четверти века: все большую популярность получает идея «научного парка в городе». Считается, что так проще установить связь инноваторов с финансистами, к тому же сам парк становится градообразующим предприятием. Китайцы подхватили этот тренд, поскольку начали развивать свой технопарк сравнительно недавно, в конце 80-х.

Чжунгуаньцунь отличается от Цукубы и с точки зрения пространства. Китайский парк — это не единая территория, а набор фрагментов. Исторически все начиналось с зоны на северо-западе Пекина, сейчас эта часть называется субпарком Хайдань. Но кроме него в состав Чжунгуаньцуня входят сейчас еще 9 научных субпарков и 17 научных парков при университетах. Все эти парки расположены в разных районах города. У крупных субпарков есть, как правило, своя специализация: программное обеспечение и электроника, новая энергетика и промышленный дизайн, новые материалы и биотех, медицина, цифровые медиа, креативная индустрия и так далее.

Научный парк не случайно возник на северо-западе Пекина. Именно здесь сосредоточено более ста научно-технических институтов и лабораторий, а также сильнейшие вузы Китая — Пекинский университет и университет Циньхуа. Именно они и стали опорными элементами технопарка: университеты давали и научные разработки, и продвигающие эти разработки компании, и квалифицированные кадры для высокотехнологичного бизнеса.

Первоначально зона технопарка охватывала территорию 100 кв. км. Сегодня Чжунгуаньцунь по площади сравним с пятой частью Москвы — более 230 кв. км. В нем работает свыше 22 тыс. компаний и около миллиона человек. Парк быстро развивается: в последнее десятилетие его ВВП давало устойчивый рост более 25% в год.

Чжунгуаньцунь был создан сверху и развивается как национальный проект под строгим руководством китайского правительства. Он — начальный этап в программе строительства целой сети парков по всей стране, которых сейчас 130.

Сколково: придется идти своим путем

Рассказ об успешных научных парках невозможен без упоминания советских наукоградов, которые были феноменом мирового уровня. Да и сейчас отдельные города науки — «ядерная» Дубна или центр биотехнологий Кольцово — вполне успешны. Но к концепции Сколкова имеют большее отношение Силиконовая долина или Цукуба, чем Дубна. Дело в том, что Сколково задумано как определенный разрыв с советской российской научной традицией, как попытка сойти с инерционного пути, как создание принципиально новой площадки. Сколково будет более площадкой по коммерциализации инноваций, чем полигоном фундаментальной науки, более будет походить на западные технопарки. Это политическое решение. Оно выражается как в частых апелляциях к Силиконовой долине, так и в недопущении российских архитекторов даже к конкурсу по разработке концепции нового наукограда.

Посмотрим, как выглядит потенциал Сколкова в мировом раскладе. Его площадь — 370 га. По сравнению с китайским Чжунгуаньцуном это очень мало. Но примерно сопоставимо с весьма успешным тайванским Синьчжу. Вспомним, что Стэнфордский технопарк заполнял свою территорию в течение 30 лет, к тому же никто не мешает начать по мере необходимости Сколково-2: дробная структура технополиса весьма возможна.

В Сколкове планируется построить не только лаборатории и офисы компаний, но и жилье, и всю необходимую инфраструктуру. При задуманном количестве резидентов — 15–20 тысяч человек — места вполне хватит. На такое количество людей можно создать поселение достаточной степени автономии, а вот на полноценный университет с кампусом, который потянул бы на 150–200 га, места уже не найдется.

Технопарки часто делят на загородные и городские. К какому типу отнести Сколково? Оно находится за МКАД, вроде бы за городом. Однако характер московской агломерации таков, что Сколково, несомненно, часть большого города. В связи с этим встает два острых вопроса. Первый: как решать транспортную проблему, как связывать Сколково с «пробочной» Москвой? От правильного решения и количества инвестиций в проект во многом зависит его судьба. И второй вопрос: как интегрировать Сколково в ближнее Подмосковье? Конечно, комфортный оазис для российских и иностранных инноваторов очень хочется обнести забором, чтобы отгородиться от агрессивной внешней среды. Но забор — это отгораживание и от России, и вряд ли это правильно в политическом смысле. Принципиальные решения мы увидим уже в декабре, когда будут подведены итоги конкурса по созданию градостроительной концепции Сколкова.

На какой же из технопарков мира больше всего будет похоже Сколково? Вопрос явно преждевременный, так как наш технопарк только формируется, но задать его очень хочется. По крайней мере, несколько ответов напрашивается. Это никак не Силиконовая долина, которая родилась из научного парка при крупном университете и потом быстро расползлась по большой территории. Это не большой автономный «город мозгов» Цукуба с его размерами и ставкой на фундаментальную науку. Скорее всего, это будет зона, похожая на парки Тайваня или Сингапура, но без небоскребов.

Впрочем, возможно, Сколково ни на что не должно быть похоже. Наш технопарк формируется под новый, шестой, технологический уклад: био- и нанотехнологии, робототехника, высокие гуманитарные технологии, новая медицина и новое природопользование. И потому копировать технопарки прошлого нет никакой надобности. Если действительно хочется создать что-то новое, смотреть надо не в прошлое, а в будущее. И рисковать.

Пять базовых условий функционирования американского технопарка:

— наличие одного или нескольких университетов с серьезным научно-техническим потенциалом;

— развитые коммуникации: наземный и воздушный транспорт, надежная проводная и беспроводная связь, неограниченный доступ в интернет;

— научно-исследовательская и производственная инфраструктура: помещения для лабораторий и опытных производств, удобные офисы для научно-технического персонала;

— жилая инфраструктура: гостиницы всех уровней цен, наличие жилья для сдачи в аренду и приобретения в собственность, медицинское обслуживание, развитая торговая сеть и сеть общественного питания;

— общественная атмосфера: расовая и этническая толерантность, отсутствие классовой и конфессиональной вражды.