О победе криминала

Разное
Москва, 13.12.2010
«Эксперт» №49 (733)

Дума приняла в первом чтении закон «О полиции». Поскольку все заранее знали, что положительный исход чтения предопределён, это событие едва ли стоило бы обсуждать, кабы в один день с ним не случилось нечто неожиданное. Председатель Конституционного суда России Зорькин выступил в официальной «Российской газете» со статьёй «Конституция против криминала», сообщив нам всем, что «нарастающая криминализация российского общества» обрекает государство на деградацию, а «вопрос об эффективности ведущейся борьбы с криминализацией — это вопрос о том, сохранится ли Россия». На фоне таких заявлений — не отщепенца какого, а главы КС! — победное шествие к принятию закона, писанного милицейскими генералами для самих себя, видится несколько иначе: мрачнее и, я полагаю, правильнее.

Судья Зорькин не стесняется в выражениях. Что вы пугаете друг друга стагнацией? О ней уже мечтать впору — мы деградируем. И прекратите «славословия в адрес пресловутой стабильности»! «Кому гарантируется стабильность? Народу или терроризирующим народ преступным сообществам? И что стабилизируется? Норма или криминальная патология?» В прошлый раз, когда нас всех призывали «не драматизировать», развалилась страна, так что давайте драматизировать. Криминал — от бандитизма до коррупции — есть центральная проблема. Криминализация убивает у граждан «главный стимул к любой здоровой предпринимательской, инновационной, социальной активности». Как убивает? Очень просто: «огромная часть экономических и социальных результатов, получаемых личностью, предприятием, присваивается или просто уничтожается организованным криминалом». К тому же «криминал организуется и самоорганизуется быстрее, чем его социальные конкуренты, то есть слабые ростки здорового гражданского общества». Но не надо впадать во фрустрацию. Бывало скверно и до нас, в других державах — надо внимательно проанализировать их опыт. В частности, опыт создания ФБР и принятия «акта RICO» в США, опыт борьбы де Голля с ОАС, а равно и опыт латиноамериканцев в подавлении своих наркокартелей.

На мой-то взгляд, в статье Зорькина — не более чем полуправда. Судья говорит о том, что «сращивание власти и криминала по модели, которую сейчас называют “кущёвской”, — не уникально; нечто сходное происходило и в других местах (курсив мой. — А. П.)». На всём протяжении статьи нет ни слова, дающего читателю основание заподозрить, что криминализация бывает у нас и на уровнях более высоких, чем отдельный город или район. Автора можно понять: не сделай он таких умолчаний, его указание на ФБР, главная (по Зорькину) ценность которого для декриминализации страны состояла в том, что через него «был усилен федеральный контроль над всеми местными правоохранительными органами», оказалось бы гораздо менее вдохновляющим. Увы, гипотеза о локальности криминализации сегодня издевательски ясно опровергается — хотя бы историей лейтенанта Рогозы, следователя Кущёвского УВД.

В понедельник 6 декабря г-жа Рогоза в видеообращении к президенту России признала, что по устному распоряже

Новости партнеров

«Эксперт»
№49 (733) 13 декабря 2010
Бедность в Европе
Содержание:
Новая европейская бедность

Европейские бедные не похожи на бедняков из развивающихся стран, тем не менее их жизнь тяжела и унизительна, и всерьез ей может позавидовать разве что африканский бездомный. Чтобы понять, что такое европейская бедность, корреспонденты «Эксперта» объехали самые разные страны Евросоюза

Международный бизнес
Экономика и финансы
Наука и технологии
Реклама