С новым треском

Культура
Москва, 20.12.2010
«Эксперт» №50 (734)
Какими новогодними премьерами прокатчики порадуют российского зрителя

Архив пресс-службы

Давно известно: как Новый год встретишь, так и проведешь. Это многое объясняет — уже лет семь подряд мы портим этот чудный праздник просмотром очередного отечественного блокбастера. Исключением стал прошлый год, когда «Черная молния» уступила заслуженную пальму первенства «Аватару». Вот и награда — первые отрадные новости за долгое время: российский бокс-офис неуклонно растет (вот и сборы перевалили за миллиард долларов), а доля популярности отечественных фильмов упала с 26 до 17%. Наконец-то караул устал.

Вряд ли в 2011-м статистика для нашего кино улучшится — но надежда умирает последней, и прокатчики бросают в новогодний бой элитные войска под руководством двух лучших генералов, Тимура Бекмамбетова (продюсерский коллективный проект «Елки») и Андрона Кончаловского (сказка «Щелкунчик и крысиный король»). Любите Голливуд? Так получайте: первый — самый успешный российский деятель нынешнего Голливуда, снявший там превосходный боевик «Особо опасен», второй — единственный советский режиссер, сделавший успешную карьеру в США. Первый — современник, второй — живой классик.

Между «Елками» и «Щелкунчиком», которые неминуемо поделят кинозалы в период долгих новогодних каникул, на первый взгляд мало общего. При ближайшем же рассмотрении оба фильма обнаруживают пугающее сходство с тем, что российская публика смотрит в ночь с 31 декабря на 1 января по телевидению: правда, бекмамбетовский опус больше похож на капустник, а работа Кончаловского — на фигурное катание со звездами. Звезда, однако, единственная, и тоже знакомая населению по телепередачам — муза режиссера Юлия Высоцкая. Но и в «Елках» три главные знаменитости — телевизионные: шоумены Иван Ургант и Сергей Светлаков, а также экс-«ВИАгра» Вера Брежнева.

Не по их, впрочем, вине обе картины выглядят такими топорными, заунывными и фальшивыми. Кажется, и Бекмамбетов, и Кончаловский, способные на куда лучшее, нарочно занижают планку. К 2011 году пришло время понять, что конкурировать с телевизором кинематограф не может и не должен — лучше у него поучиться. Недаром былые кассовые победы во многом обеспечивала поддержка крупных телеканалов, а самый успешный российский фильм «Ирония судьбы. Продолжение» отсылал к главному хиту советских времен и напоминал телефильм заунывно-бравурной интонацией и несуразным обилием рекламы. «Елки» строятся как набор скетчей, подлавливающих адресную аудиторию на разных часовых поясах гигантской страны, «Щелкунчик» — как бессодержательно-умильный мюзикл с мелодиями Чайковского и скверными стихами, но зато с торжественно-новогодним настроением. Под оливье с шампанским (непременно «советским») пойдет в лучшем виде. А вот под попкорн… еще не факт.

Однако форма — ничто перед содержанием. Ведь оба фильма лишь притворяются невинными новогодними сказками, на деле являясь идеологическими посланиями публике.

«Елки» — развернутый предвыборный ролик кандидата в президенты Д. А. Медведева, замаскированного под Санта-Клауса (увы, не буквально, а лишь функционально — он волшебный добрый гость

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (734) 20 декабря 2010
    Манежная площадь
    Содержание:
    Неприятная работа для политического класса

    Относить беспорядки на Манежной площади на счет «ксенофобии» — большая ошибка. Действительный вызов заключается в том, чтобы государство смогло обеспечить соблюдение законов на всей территории страны

    Разное
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама