Хочешь стать сильным — будь глобальным

Создание совместных предприятий по выпуску компонентов, активное присутствие на зарубежных рынках, постоянная модернизация производства — только так можно превратить отечественные автозаводы в рыночные компании, выпускающие современные качественные автомобили, считает гендиректор КамАЗа Сергей Когогин

Даниил Примак

КамАЗ — уникальный российский автомобильный завод. И уникален он вовсе не тем, что его автомобили регулярно побеждают в ралли «Париж—Дакар» (теперь — «Дакар»). И даже не тем, что в 1990-е годы с ним приключилось настоящее несчастье — пожар полностью уничтожил входящий в комплекс предприятия моторный завод, после чего комбинат влез в долги и фактически превратился в бесперспективного банкрота.

Уникальность КамАЗа — в его менеджменте. С 2002 года заводом управляет Сергей Когогин, который до этого был премьер-министром, министром экономики и промышленности Республики Татарстан. Удивительно, но чиновник Когогин сотворил чудо. За восемь лет завод вылез из долговой ямы, провел реконструкцию производства, заключил стратегический союз с иностранным партнером, германским концерном Daimler, и даже начал экспансию на мировой рынок. Нынешние грузовики КамАЗа отвечают самым передовым экологическим требованиям, оснащены современными двигателями и автокомпонентами и при этом по-прежнему дешевы.

Производство обновленного КамАЗа выглядит любопытно. В старых цехах, отдельными огромными пятнами на наливных, блестящих чистотой полах работают десятки, если не сотни японских и европейских станков и обрабатывающих центров, как бы прорастая сквозь советское наследие и замещая его. КамАЗ создал множество совместных предприятий с западными поставщиками комплектующих. По сути, вокруг комбината вырос целый кластер по производству автокомпонентов.

В России это единственный пример, когда крупный автосборочный завод, построенный в советское время, так успешно развивается, гармонично встроившись в рынок, и производит массовый продукт, сопоставимый по качеству с мировыми аналогами. Таких ярких достижений пока нет ни у одной частной компании, включая «Северсталь-Авто» и Группу ГАЗ.

Похоже, именно на основе опыта КамАЗа и его гендиректора Когогина государство пытается сформировать стратегию развития последнего, самого крупного автоконцерна, находящегося в полуобморочном состоянии, — АвтоВАЗа. Именно поэтому все, что говорит гендиректор Когогин о своем заводе, о стратегии развития бизнеса КамАЗа, можно считать элементами государственной политики в автопроме.

Спасибо за помощь

Как вам удалось выжить в кризис? Ведь провал-то в вашем бизнесе был очень велик? (См. графики 1 и 2. «Эксперт»)

— Была господдержка. Она была беспрецедентной, надо прямо сказать. По сути, нам дали аванс по гособоронзаказу — Министерство обороны заплатило сразу 80 процентов от контракта. Первые два года после кризиса были очень большие заказы. Это было сделано для того, чтобы мы не лезли в кредиты, не раздували кредитный портфель. Ведь у нас там платежи расписаны на 30 лет по госгарантиям за счет долгов конца 90-х, за которые еще пара-тройка будущих гендиректоров будут расплачиваться.

А насколько был велик этот гособоронзаказ?

— В 2010 году гособоронзаказ составил порядка 15 процентов продаж, в 2009-м — 20 процентов. В этом году, несмотря на то что кризис закончился, положение усложняется, потому как аван

У партнеров

    «Эксперт»
    №2 (736) 17 января 2011
    Тренды
    Содержание:
    Оппозиции нашего времени*

    Государство — против теневых центров силы, демократия — против манипуляции, участие — против исключения народа из политики и экономики, капитал — против зависимости и бедности, реальная сложность — против примитивной простоты

    Реклама