О сословиях и стандартах

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
24 января 2011, 00:00

Замминистра Фомичёв рассказал прессе, что МЭР готовит предложения об отправке чиновников в учебные командировки за рубеж. Поскольку г-н Фомичёв произведён в замминистры именно затем, чтобы возглавить работы МЭР по инновационному направлению, его рассказ существенно продвигает публику к более ясному представлению о том, что же это такое, инновационное развитие России. Итак, доселе публика считала, что «чиновник — это такое что-то угрюмое, замкнутое, сидящее в плохо отремонтированном кабинете». Но чиновник поучится за бугром — и в отношении публики к нему случится «идеологический поворот»: она враз уверится, «что это нормальный, адекватный человек». «Наш бизнес хочет видеть в контрагентах людей, которые говорят с ними на одном языке, получают нормальное образование…» Отсидев где-нибудь в Латвии курсы повышения квалификации, «наш чиновник», по мысли МЭР, станет наконец достойным контрагентом «нашего бизнеса».

Речи г-на Фомичёва так и напрашиваются на злую критику, но критиковать его глупо, потому что не с нами он разговаривает. Похоже, эти ребята уже и вправду видят мир исключительно через свои iPad’ы. Чиновничью тусовку в твиттере они искренне считают не только референтной группой — это-то всегда было, до всякого твиттера, — но уже прямо всей Россией. Не думаю, чтобы в тусовке не знали, что настоящие претензии «нашего бизнеса» к госуправленцам лишь в ничтожной степени объясняются неумением столоначальников щебетать по-ненашему или неполнотой их сведений о свойствах ебитды. Знают, конечно, но не считают достойным внимания. Речи о выучивании чиновников за рубежом, вызывающие вне тусовки смех пополам с раздражением, в тусовке более чем уместны — потому и произносятся, потому и будут на видном месте включены в стратегию инновационного развития РФ, потому и будут (боюсь, в отличие от множества иных пунктов стратегии) стопроцентно реализованы.

Фомичёв тут не пионер — явление это уже укоренилось. Чуть не каждый день мы узнаём о речах очередного чиновника, по факту обращённых к широкой публике, но по смыслу явно предназначенных «своим». Таким было, например, нашумевшее высказывание президентского советника Дворковича о том, что надо бы отменить студенческие стипендии. Я не о сути предложения; и за, и против отмены стандартных стипендий (особенно в их нынешнем виде) можно сказать — и добрые люди уже наговорили — много всякого. Но форма высказывания обнаруживает, что ориентировался советник на тусовку. Говоря с широкой публикой, он мог бы сказать два слова о размере стипендий: мол, очень грустно, но больше 1200 в месяц мы дать всё равно не можем, так что — и т. п. Широкой публике он мог бы намекнуть, что это отчасти и её проблема: мол, если бы ребята из обеспеченных семей брать эти крохи отказывались — и т. д. Но не в том беда, чего он не сказал, а в том, что сказал: что стандартные стипендии лучше заменить подработкой (в частности, в самом вузе) и образовательными кредитами. Публике так говорить не стоило, потому что обе названные замены существуют у нас скорее в теории, чем на практике. Дворкович и сам это понимает, но это, по его мнению, «решаемые проблемы». Что публике не безразличен порядок действий (сначала отменить стипендии — или сначала создать условия для их замещения), советнику не приходит в голову — ведь для его привычного собеседника, тусовки, вопрос стипендий попросту не релевантен, зато возможная экономия бюджетных средств релевантна весьма.

Конечно, оба приведённых примера никак не судьбоносны — зато характерны. Начинается выборный год, и мы всё чаще будем слушать чиновников, государственных и партийных, обращающихся как бы к публике, но с речами, действительно имеющими смысл только внутри тусовки. Поневоле задумаешься, так ли неправы мизантропы, не первый уже год утверждающие, что в России сложилось сословное общество, где одно сословие другого вгладь не разумеет.

Но вернёмся к рассказу замминистра Фомичёва — он логичнее, чем кажется. Речь о том, что бизнес хочет говорить на одном языке с чиновниками, в одной тираде с обучением последних («в том числе языковым»!) за границей, забавна только до тех пор, пока не увидишь, как ладно она рифмуется с экономической политикой. Какова эта политика — если вкратце? Государство безусловно сохраняет контроль надо всем, что в каком бы то ни было смысле стратегично, остальное же — как Бог даст. Выживет — ладно, не выживет — тоже ладно; иностранцы позабирают — совсем хорошо. Так оно и выходит на практике: что-то выживает, что-то нет, что позавиднее — прибирают иностранцы. В самое последнее время от высших начальников стали доноситься хоть слова, выходящие за пределы этой безрадостной доктрины; дел же, в неё не вписывающихся, как-то не вспоминается. Если так пойдёт и дальше, то для бесед с нашим бизнесом на одном языке и впрямь будет желательно подучиться «там».

Может быть, прав Фомичёв и ещё в одном: что если в недалёком будущем государство захочет хоть кого-то (то есть чиновника) чему-нибудь научить, это проще будет сделать за границей. То, что до сих пор называлось реформой образования, вызывало множество вопросов; то, что надвигается прямо сейчас, вопросов не вызывает. О проекте школьного стандарта я уже писал («Об одичании», № 50 за 2010 год) и мне очень неловко повторяться, но это страшно важно. На практике это сверхноваторство никто не обкатывал. Объявлено «широкое обсуждение», но на деле оно сводится к малозаметной страничке на сайте Минобра, а итоги его (как было и с проектом Закона о полиции) подведут авторы. Минобр примет эту опаснейшую бумагу «по итогам обсуждения» — и всё; ведь по ныне действующему закону образовательный стандарт в компетенции даже не правительства — министерства. Новый стандарт разорвёт образовательное и языковое пространство страны — и сведёт к минимуму любые надежды на национальное единство.

В торжестве этого рукоделия заинтересованы пусть влиятельные, но далеко не самые влиятельные и весьма немногочисленные деятели. Даже не Тусовка — тусовочка. Если мы и этой беды не сможем предотвратить, не очень понятно, о каком будущем мы тут все разговариваем.