Причал для правильных акционеров

Иван Рубанов
31 января 2011, 00:00

Крупнейший в стране Новороссийский порт поменял владельцев: теперь он, как и Приморский порт на Балтике, принадлежит госмонополии «Транснефть» и частной компании «Сумма Капитал»

Фото: ИТАР-ТАСС
Без хороших отношений с «Транснефтью» пробиться к причальной стенке нефтеналивного терминала НМТП теперь будет трудно

Закрыта самая масштабная за всю российскую историю сделка с портовыми активами. Ее объектами стали ключевые логистические предприятия страны: первый на Балтике Приморский порт, специализирующийся на экспорте нефти и нефтепродуктов, и диверсифицированный, самый крупный на Черном море и во всей России, Новороссийский порт. В результате сделки эти активы были объединены в рамках одной компании. Ее новый контролирующий акционер — альянс трубопроводной госмонополии «Транснефть» и частной компании «Сумма Капитал» (основным владельцем считается Зиявудин Магомедов). В результате сформирована стивидорная компания, контролирующая около трети всех внешнеторговых морских перевозок в России.

Портовая монополия «Транснефти»

О готовящейся беспрецедентной сделке было объявлено в сентябре прошлого года. Специалистам участников представлять не надо: «Сумма Капитал» де-факто контролирует операционную деятельность Приморского порта, которым уже восемь лет владеет в паре с «Транснефтью». Последняя имеет доли еще в нескольких действующих и строящихся нефтеналивных терминалах и участвует в управлении ими. Несмотря на это, желание компаний создать портовый мегахолдинг национального масштаба стало для многих игроков и аналитиков неожиданностью. Дело в том, что «Сумма Капитал» прежде всего диверсифицированная инвестиционная группа, имеющая крупные активы в совершенно разных отраслях, а «Транснефть» раньше не приобретала крупные бизнесы, далекие от трубопроводного.

Купленный ими Новороссийский порт — это не только самый крупный, но и самый сложный комплекс. В его составе нефтеналивной, мазутный, зерновой, контейнерный и другие терминалы, предприятия по обработке лесоматериалов, ремонтный завод и даже собственный флот. На рынке услуг по перевалке многих крупнотоннажных грузов Новороссийск один из лидеров, а в сегменте зерновых и сахара — доминирующий игрок.

И для «Транснефти», и для «Суммы Капитал» это качественный скачок в развитии своих транспортных бизнесов. Для «Транснефти» сделка к тому же имеет и важное практическое приложение: Новороссийский нефтеналивной терминал был единственным из крупных в России, в управлении которым компания никак не участвовала. Теперь же любые экспортные нефтепоставки (Белоруссия — не в счет), даже если они осуществляются силами железнодорожников, мимо «Транснефти» не пройдут.

Необычным оказался и формат сделки, которая включала две взаимоувязанных операции. Владеющий Приморским торговым портом (ПТП) альянс трубопроводной монополии «Транснефть» и частной компании «Сумма Капитал» продал 100% акций своего актива Новороссийскому морскому торговому порту (НМТП) за 2,15 млрд долларов. Вырученные деньги тут же были потрачены на покупку доли в офшорной компании Kadina Ltd, являющейся держателем 50,1% акций самого НМТП. Таким образом, альянс «Транснефти» и «Суммы Капитал» смог поглотить более крупный актив, не потратив ни копейки собственных средств.

Миноритарии недовольны

Несмотря на специальное road-show, проведенное перед сделкой, из 14% акций, контролируемых миноритариями, владельцы 6% проголосовали против нее, а 4% — воздержались. По сути, сделка была отчасти оплачена их средствами (точнее, будущими доходами компании).

Для покупки Приморского порта НМТП взял у Сбербанка довольно дорогой (LIBOR+7%) и крупный (1,95 млрд долларов) кредит. Долговая нагрузка объединенной структуры возросла до критического значения, одного из наивысших в секторе (4,4 EBITDA, см. график). После объявления о сделке осенью прошлого года агентство Moody’s поставило кредитный рейтинг компании на пересмотр с возможностью понижения, а котировки рухнули на 20%. Очевидно, теперь акционерам придется забыть о щедрых дивидендах, на выплату которых НМТП в прошлом году направил около половины прибыли. «Миноритарии и аналитики негативно отреагировали на увеличение долговой нагрузки и на тот факт, что Приморский порт оказался — не напрямую, а по отношению к финансовым мультипликаторам — дороже Новороссийского», — отмечает Екатерина Андриянова из инвесткомпании RMG.

Формально к покупателям нельзя предъявить претензий в совершении несправедливой сделки — активы оценивали независимые специалисты. Продавцы акцентируют внимание на стоимости аналогичных компаний на мировом рынке, а также указывают на перспективы Приморского порта, который ожидает роста тарифов на свои услуги и рассчитывает в течение ближайших пяти лет полностью загрузить свой новый терминал по перевалке нефтепродуктов (плюс 28 млн тонн).

Тем не менее аналитики считают оценку стоимости ПТП серьезно завышенной. «Утверждение о том, что перевалка нефти и нефтепродуктов через Приморск в дальнейшем будет только расти, многими ошибочно принимается за аксиому, — комментирует представитель авторитетной инвесткомпании, пожелавший остаться неизвестным. — Однако даже старый менеджмент “Транснефти” предполагал, что загрузка там снизится с 75 до 70 миллионов тонн. В ближайшей перспективе заработает нефтеналивной терминал в соседней Усть-Луге, куда придет ветка нефтепровода БТС-2 и где помимо “Транснефти” в число акционеров входят структуры влиятельного нефтетрейдера Геннадия Тимченко. Еще сильнее может оказаться эффект от запуска восточного направления экспорта углеводородов — хорошо, если совокупный экспорт нашей нефти в Европу вообще сохранится в старых объемах».

Кого не обидели

Если чувства миноритариев понятны, то с мотивами продавцов разобраться сложнее.

По словам премьера Владимира Путина, ни власти, ни альянс «Транснефти» и «Суммы Капитал» инициаторами сделки не были. Напомним, что контролирующим акционером Новороссийского морского торгового порта был председатель совета директоров компании Александр Пономаренко, а также его партнер, депутат Госдумы Александр Скоробогатько. Вместе с членами своих семей они являлись бенефициарами Kadina Ltd. «Это у частных инвесторов было желание оттуда выйти, — заявил премьер на инвестфоруме “Россия зовет!” — Мне пришлось их уговаривать не делать этого, но у них возникло желание разместить свои капиталы в других отраслях». Однако причины, которые бы заставили Скоробогатько и Пономаренко расстаться со своим главным активом, не очевидны.

НМТП генерировал для своих акционеров хорошую прибыль (в прошлом году она составила 252 млн долларов, а рентабельность превысила 30%). В 2007 году состоялось успешное IPO, которое принесло компании миллиард долларов, затем тогдашние владельцы предприятия анонсировали несколько крупных и потенциально прибыльных проектов по реинвестированию заработанных средств. В их числе, например, было расширение зернового терминала, который обеспечивает 60-процентную рентабельность и уже не справляется с возросшим экспортным потоком отечественной пшеницы. Экспансионистские планы даже предполагали создание своеобразного эксклава, — контейнерного терминала в Калининградской области.

Аналитики весьма позитивно оценивали перспективы развития НМТП и увеличения его стоимости. Однако участники рынка давно говорили о видах на порт влиятельных госкомпаний. В их числе были РЖД, которые управляют основной частью 20-процентного госпакета акций НМТП и контролируют маршруты доставки в порт львиной доли грузов.

В 2008 году Скоробогатько и Пономаренко приобрели третьего союзника: 20% акций Kadina Ltd. достались Аркадию Роттенбергу — человеку весьма далекому от портового бизнеса, зато по распространенному убеждению имеющему дружеские отношения с Владимиром Путиным. Принято считать, что таким образом НМТП стремился защититься от притязаний влиятельных структур, в первую очередь от РЖД и «Транснефти», которую в 2007 году возглавил еще один предполагаемый друг Владимира Путина — Николай Токарев.

По-видимому, именно Роттенберг поучаствовал в выстраивании сделки, принятой и госкомпанией, и частными владельцами Новороссийского порта. Насколько нам удалось узнать, Роттенберг и его партнеры обиженными не остались. Стоимость сделки официально не разглашается, но, по нашей информации, покупатели признавали текущую рыночную стоимость контрольного пакета акций НМТП (1,35 млрд долларов) заниженной. «Пакет прежних владельцев мог бы быть оценен по справедливой стоимости с 20-процентной премией за контроль», — считает аналитик ИК «Метрополь» Андрей Рожков. То есть примерно в те же два миллиарда долларов, которые и были заплачены за акции ПТП.

После покупки Новороссийского порта «Транснефть» и «Сумма Капитал» будут контролировать треть всех внешнеторговых морских грузовых перевозок в России

Партнер для баланса

Объединение портовых компаний неплохо вписывается в поддерживаемую властями стратегию консолидации крупного бизнеса, формирования структур, способных по своему масштабу на равных конкурировать на рынках развитых стран.

Нынешняя сделка принципиальна и для руководства «Транснефти». Раньше компания играла в экономике чисто функциональную роль и, в отличие, например, от более влиятельного «Газпрома», не претендовала на самостоятельную экономическую политику и крупные активы в смежных видах бизнеса. Теперь о ней уже так не скажешь.

В самой «Транснефти» от комментариев отказались, хотя приход компании в Новороссийск вызывает опасение у аналитиков, миноритариев и бизнеса. «Специализация монополии заставляет говорить о том, что существует риск ее незаинтересованности в развитии порта и реализации не связанных с нефтью проектов, — отмечает Андрей Рожков. — К тому же компания имеет устойчивый негативный имидж как пренебрегающая интересами миноритариев. Наконец, многие опасаются того, что “Транснефть” станет проводить ущербную политику в отношении тарифов на перевалку нефти. Прежде она была недовольна их значительной величиной (2,5 доллара за тонну против 2 долларов в Приморске. — Эксперт”) — монополии логичнее зарабатывать на трубопроводных тарифах, где нет необходимости делиться доходами с другими акционерами».

На уже упомянутом инвестфоруме «Россия зовет!» российскому премьеру пришлось лично опровергать слухи о фактической национализации порта. Тему поддержал и второй участник альянса.

«“Сумма Капитал” рассматривает инвестиции в НМТП как стратегические и в среднесрочной перспективе свой пакет продавать не собирается, — заявил “Эксперту” вице-президент инвестиционной группы Иван Мостович. — Наша цель — долгосрочное развитие и рост капитализации, но о каких-либо деталях до намеченного на март выбора совета директоров объединенной компании я рассказать не могу».

Амбиции этой инвестгруппы могут оказаться значительнее, чем кажется на первый взгляд. Весьма показательно недавнее высказывание директора департамента инвестпроектов «Суммы Капитал» Александра Гаврикова, который обмолвился, что компания не прочь и без помощи «Транснефти» поучаствовать в приватизации госпакета НМТП, то есть превратиться в крупнейшего акционера объединенной структуры. По словам одного из отраслевых специалистов, пожелавшего остаться неназванным, локомотивом сделки по объединению активов была именно «Сумма Капитал». «За восемь лет работы компания, заправлявшая деятельностью порта, неплохо зарекомендовала себя в глазах клиентов, “Транснефти” и властей. По крайней мере, в Приморске не было ни одной заметной аварии или разлива нефти. Возможно, они получили карт-бланш от властей, позволивших им транслировать свои амбиции и компетенции на стратегически важный актив», — сказал эксперт.