Убытки, реальные и вероятные

Александр Кокшаров
7 февраля 2011, 00:00

Эскалация беспорядков в Египте грозит не только ухудшить экономические перспективы этой страны, но и подорвать восстановление глобальной экономики — из-за удорожания нефти

Фото: AP

Долгое время Египет считался примером экономического успеха в Ближневосточном регионе. Рост продолжался даже во время мирового финансового кризиса: в 2009 году ВВП Египта вырос на 4,7%, а в 2010‑м — на 5,1%. На нынешний год рост прогнозировался на уровне заметных 5,7–6%. С 2000 года накопленные прямые иностранные инвестиции в экономику страны превысили 100 млрд долларов, а на счетах центрального банка скопились золотовалютные резервы в объеме 33 млрд долларов. Бурно росли рынки жилой и коммерческой недвижимости, новые туристические проекты; расширялся средний класс, предъявлявший высокий спрос на потребительские товары и услуги.

Последние две недели разрушили это благостное представление. «Египет в 1990-х, после банковского кризиса, был вынужден отказаться от прежней социалистической модели и провел рыночные реформы. От реформ выиграла часть населения, которая была способна адаптироваться к новым условиям, и начался быстрый рост, которому способствовал приток иностранных инвестиций. Но эта картина успеха лишь маскировала многочисленные проблемы, которые так и не были решены. Увеличивающийся долг — как государственный, так и частный, высокие цены на продовольствие и растущая безработица являются одними из самых острых проблем нынешнего Египта», — рассказал «Эксперту» Али аль-Саффар, экономист исследовательского центра Economist Intelligence Unit.

Дефицит бюджета Египта достиг 8% ВВП, цены на продукты питания растут на 17% в год (инфляция в среднем составляет 10%), а неофициальный уровень безработицы оценивается в 25% (официальная статистика говорит лишь о 8,9%). Увеличивающееся молодое население Египта требует более высоких темпов роста, чем те, которые были достигнуты в течение последних двух десятилетий. Так, чтобы рабочие места получали все выпускники школ и вузов (а это 650 тыс. человек ежегодно), экономический рост должен превышать 7%.

Другой проблемой стало гигантское расслоение египетского общества. По оценкам Всемирного банка, более 40% населения страны живет за чертой бедности (менее 2 долларов в день). Эта часть населения зависит от субсидий на продукты, топливо и другие товары (государству эти субсидии ежегодно обходятся в 17,4 млрд долларов).

Устойчивость роста в Египте серьезно зависит от настроений иностранных инвесторов, туристов и транспортных компаний, которые пользуются транзитом через Суэцкий канал. Первоначальная их реакция — бегство из Египта. Все три рейтинговых агентства (Moody’s, S&P и Fitch) в начале февраля снизили кредитный рейтинг страны, что уже привело к отказу от ряда проектов. Так, Electrolux передумала покупать Olympic Group, крупнейшего на Ближнем Востоке производителя бытовой техники, отложив сделку в 480 млн долларов.

Курорты на Красном море пострадали от беспорядков существенно меньше Каира, но многие туристы из Европы и России решили отказаться от поездок в Египет. Власти большинства стран не рекомендуют гражданам ехать на египетские курорты до тех пор, пока там не произойдет стабилизация. Некоторые государства, включая Британию и США, даже начали эвакуацию своих граждан.

Все это сильно ударит по экономике Египта — доходы от туризма в 2009 году составили 11,6 млрд долларов, а в 2010-м, видимо, еще больше (поскольку число туристов выросло за год на 21%). Около 12% всех рабочих мест в стране связаны с туризмом. Главные туристические месяцы здесь — с октября по май, поэтому политическая нестабильность в разгар сезона может привести к долговременному коллапсу египетской индустрии туризма.

Еще одна важная отрасль для Египта — транспорт — также понесла серьезные потери. Сразу несколько крупных транспортных компаний объявили о временной приостановке своей работы в стране. Египет важен для мировой транспортной системы: Суэцкий канал, который соединяет Средиземное и Красное моря, значительно сокращает путь из Европы в Азию и на Ближний Восток. Около 2,5% мировой нефти проходит через канал ежедневно либо через нефтепровод Sumed, дублирующий канал. Ежедневно через канал проходит около 35 тыс. судов — причем не только танкеры, но и контейнеровозы, и сухогрузы. Если канал будет закрыт или станет опасным, то судам придется идти в обход Африки, порой удваивая длину маршрутов. Некоторые компании уже приняли решение о ремаршрутизации — в обход Египта.

Кроме того, Суэцкий канал является одним из важных источников доходов для Египта: в 2010 году доходы от него выросли на 12%, до 4,8 млрд долларов. Если он будет закрыт, даже на короткий срок, то стране грозит бюджетный кризис.

Закрытие канала ударит и по остальному миру. Нервозность, возникшая на нефтяном рынке из-за ситуации в Египте, уже привела к тому, что нефть марки Brent подорожала до 103 долларов за баррель. Впрочем, эксперты считают, что даже в случае закрытия канала не стоит ожидать взлета цен выше 120 долларов за баррель. «В 1950-х и 1960-х годах закрытие канала вело к резким скачкам цен на нефть, потому что поставки шли из Персидского залива в Европу или США. Сейчас география поставок куда сложнее, и значительно более важный маршрут — это поставки из Персидского залива в Азию. Хотя возможное закрытие приведет к некоторому росту цен, он не будет чрезмерным», — рассказала «Эксперту» Амрита Сен, аналитик Barclays Capital.

Впрочем, эскалация нестабильности — акции протеста идут в Египте, Йемене, Иордании и Алжире — может повлиять на ситуацию на нефтяных рынках более серьезно. В частности, если нестабильность коснется большего числа важных экспортеров, включая Ливию и Саудовскую Аравию, то рост цен на нефть может оказаться значительно более существенным. А это уже угрожает восстановлению мировой экономики. Ведь большинство экспертов до недавних пор предсказывали цены на нефть в диапазоне 80–90 долларов за баррель.

Лондон