Их настоящие мечты

Анна Андреенкова
14 февраля 2011, 00:00

Представление о современной российской молодежи как о поколении вялых прагматичных эгоистов не соответствует действительности

Фото: Кирилл Рубцов

В последние годы бытует расхожее мнение: конструктивный потенциал российской молодежи очень низок — люди стали эгоистичными, прагматичными и стремятся лишь найти теплое место. Поэтому все надежды на позитивные изменения и переход к инновационному типу экономики в России заранее обречены на провал, поскольку не имеют никакой социальной базы. Чтобы выяснить, каковы на самом деле настроения российской молодежи, ЦЕССИ по инициативе Института общественного проектирования осенью 2010 года провел социологическое исследование. Было опрошено 585 респондентов в возрасте 18–35 лет (по случайной вероятностной выборке среди данной группы населения на территории всей страны методом личных интервью на дому у респондентов).

Исследование показало: предположение, что прагматизм и равнодушие к общественным целям среди молодежи растет именно в последние годы, не подтверждается. Стремление к спокойной, обеспеченной жизни как основной цели трудовой деятельности чаще всего проявляется не у самых молодых, а у людей старше 30 лет (среди них таких почти две трети — 64%, а среди молодежи до 24 лет лишь 40%). В целом подобное отношение к работе напрямую связано с возрастом: чем старше рассматриваемая возрастная группа, тем больше в ней таких людей. Поэтому, скорее всего, здесь мы наблюдаем не поколенческие различия в закрепленных ценностях, а лишь возрастные, связанные с жизненным циклом группы: с возрастом у человека возникает все больше обязательств перед семьей, детьми, растут материальные потребности — и такой путь проходит каждое новое поколение.

Сравнивая среди представителей российской молодежи самых молодых (18–24-летних) и постарше (30–34-летних), не видим мы и существенных различий в таком параметре, как нацеленность на созидательную и преобразовательную деятельность. Чем действительно отличаются самые молодые и более зрелые участники исследования, так это распространенностью честолюбивых устремлений, нацеленностью на личные достижения. Такие цели гораздо чаще ставят перед собой люди до 30 лет, которые находятся в начале профессиональной карьеры. Честолюбцев в старшей группе (30–35-летних) в два раза меньше. Особенно с возрастом резко снижается доля тех, кто ставит своей целью общественное признание, известность (7% стремится к этому до 30 лет и лишь 1% после 30 лет).

Можно предположить, что приоритет материальных целей в трудовой деятельности зависит от дохода. И, возможно, молодые люди из бедных семей чаще ставят перед собой материальные цели, а из более благополучных — личные достижения или общественное благо. Однако данные исследования это не подтверждают. И среди более обеспеченной, и среди менее обеспеченной молодежи структура жизненных и трудовых приоритетов примерно одинакова. Материальный достаток в семье, удовлетворенность базовых материальных потребностей не ведет с необходимостью к тому, чтобы переходить к другим жизненным целям и задачам, помимо материальных. Потребности и ожидания растут у людей гораздо быстрее их возможности и дохода, даже у более обеспеченных слоев. Вместе с тем молодежь из бедных семей столь же часто ставит перед собой амбициозные личные цели и так же стремится к общественной пользе, как и более благополучные в материальном плане люди.

В целом же исследование показало, что активные жизненные устремления имеет около 43% молодежи, что очень существенно.

Критерии выбора

Достаточно высокая амбициозность российской молодежи сочетается с выраженным прагматизмом и реализмом. Долгосрочные цели и жизненные приоритеты не всегда совпадают у людей с реальными обстоятельствами. Какие бы долгосрочные цели ни ставили перед собой люди, главные критерии выбора работы для них следующие: во-первых, уровень зарплаты — она входит в список трех приоритетных критериев почти для четырех пятых опрошенных молодых россиян; во-вторых, стабильность работы — это очень важно почти для половины респондентов; в-третьих, приемлемые условия труда — одна треть опрошенных. При этом размер зарплаты является главным критерием для молодых людей самого разного уровня достатка — и бедных, и довольно обеспеченных. То есть размер материального поощрения в наше время, скорее всего, не столько способ удовлетворения базовых потребностей, а что-то большее — показатель статуса, успеха, престижа.

Значит ли это, что современная молодежь стремится только к материальным ценностям? Совсем не обязательно. Фактом можно считать то, что молодежь считает наиболее важным и интегральным выражением значимости труда размер материального поощрения. Именно деньги являются сегодня в глазах молодежи мерилом успеха, открывают возможности для жизни приемлемого качества, для дальнейшего развития и самосовершенствования. Молодые люди могут ставить перед собой самые высокие профессиональные и общественные цели — совершить переворот в науке, открыть новое лекарство, помочь людям или создать новое производство, — но они не готовы пожертвовать ради этих целей своим материальным благополучием. И не сама молодежь предложила такие правила игры и ввела такие стандарты и представления. Она лишь усвоила то, что предложили ей старшие поколения, старается жить в социально-экономических условиях и в таком социальном климате, который создали «поколения отцов».

Хотя зарплата и другие условия труда очень важны практически для всех молодых россиян, выбирают и оценивают работу исключительно по этим критериям менее половины (44% опрошенных). Остальные среди трех основных критериев при выборе работы обращают внимание и на другие аспекты. Для 18% одним из самых важных является соответствие работы их интересам — работа должна быть по специальности, по предмету, которые им нравятся. Для 13% важно, чтобы работа давала возможность проявить себя, свои знания и навыки, самореализоваться. Для 7% ключевой фактор — возможность учиться. Для 6% одна из трех наиболее важных сторон работы — общественная польза их труда, а для 4% — возможность инновационной и творческой деятельности.

Чтобы лучше понять предпочтения молодежи в трудовой сфере, мы предложили респондентам сделать выбор из двух работ с разными характеристиками, представляющими разные трудовые ценности. При таких парных сравнениях оплате труда молодые россияне придают гораздо большее значение, чем всем другим характеристикам, в частности работе по специальности или возможностям продвижения по службе. Например, более 70% опрошенных выбрали бы работу с большей оплатой труда, а не работу с хорошими возможностями продвижения по службе (24%). В свою очередь карьерный рост для большинства молодых людей (62%) предпочтительнее творческой работы, возможностей создавать новое.

Выбор в пользу карьерного роста чаще делают молодые люди до 30 лет, после 30 доля таких людей существенно уменьшается. Перспективы карьерного роста имеют несколько большую значимость для людей с высшим образованием, хотя различия с другими образовательными группами не очень велики.

Отдали бы предпочтение творческой работе, а не карьерному росту (всего таких 26% среди опрошенных) прежде всего женщины, а не мужчины (31% по сравнению с 21%), люди с гуманитарным или педагогическим, а также медицинским образованием (около 30%). Среди людей с техническим и естественнонаучным образованием таковых менее 20%. Материальное положение в данном случае большого влияния не оказывает.

В самом факте, что молодые россияне сегодня высоко ценят материальную обеспеченность и именно зарплата является для них средством достижения достойной жизни и положения в обществе, ничего плохого нет. Однако на описанных выше примерах хорошо видны опасности и последствия, к которым может привести такое доминирование материального поощрения над всеми другими сторонами работы, для профессиональной карьеры и судьбы молодых людей, а также влияние таких приоритетов молодежи на качество рынка труда в целом, на отношение людей к своему рабочему месту.

Большинство молодых россиян готовы пожертвовать профессией, специальностью, которую они лишь недавно приобрели, если бы им предложили работу с более высокой зарплатой. С одной стороны, это увеличивает гибкость и мобильность трудовых ресурсов на рынке труда, открывает определенные возможности для новых направлений работы, новых предприятий. Но вместе с тем ведет к дальнейшей «депрофессионализации» кадров, которые переходят с одного места на другое, работают по разным специальностям и не углубляют своих профессиональных знаний, сводят на нет часто очень высокие общественные затраты на подготовку специалиста в системе образования.

Где работать

Найти такое место, которое бы отвечало основным критериям хорошей работы, то есть стабильной, с высоким уровнем зарплаты и приемлемыми условиями труда, по мнению значительной части опрошенной молодежи, можно прежде всего в госкорпорациях или в крупных государственных компаниях — так считает более трети опрошенных молодых россиян. Работа в госкорпорациях не только отвечает базовым требованиям молодежи к работе, но и подходит для людей самых разных социально-демографических характеристик, уровня образования, профессии и т. п.

Хотя некий условный «Газпром» как собирательный образ подобных госкорпораций — желанное место приложения трудовых сил для очень большой части молодежи, многие все же отдают предпочтение работодателям других типов. 13% молодых россиян считают, что лучшим работодателем для них была бы крупная международная компания, 11% хотели бы работать в частной коммерческой организации, еще 11% — открыть свое дело.

В целом российская молодежь отдает предпочтение работе в крупных структурах — особенно в государственных, но и в частных тоже. Работа в небольших творческих коллективах, независимым фрилансером или в небольших научных коллективах среди молодежи мало популярна. Обрести спокойную, благополучную жизнь и реализовать свои амбициозные планы молодежь надеется в крупных госструктурах. Желающих рисковать в «свободном плавании» немного.

«Газпром» одинаково привлекателен для людей любого возраста. Предпочтение госкорпорациям отдает молодежь разных поколенных групп — и только получившие образование, и уже имеющие опыт трудовой деятельности. Молодые люди, живущие в больших городах-мегаполисах, и жители сельской местности в одинаковой степени верят, что именно в таких компаниях их ждет наилучшая доля. Наиболее единодушны в этом молодые мужчины — работать в крупной госкорпорации хотели бы 46% из них. Вероятно, они считают, что именно там есть возможность не только удовлетворить материальные потребности, но и претворить в жизнь карьерные устремления и желание социального престижа. Женщины в меньшей степени верят в госкорпорации, хотя государственный сектор для них тоже очень привлекателен — не только госкомпании, но и органы управления. Многие молодые женщины надеются найти себя в частных коммерческих компаниях.

Госкорпорации во многом привлекательны тем, что именно там надеются достичь своих целей молодые люди, мечтающие о спокойной, благополучной, обеспеченной жизни. 40% молодежи, которые именно так обозначают цели трудовой деятельности, хотели бы работать именно в больших государственных компаниях. Возлагают надежды на госкорпорации и те, кто стремится к деньгам, богатству (44% из них), а также люди с карьерными амбициями (35%). А вот среди молодежи, которая хотела бы сделать что-то новое в своей профессии, стремление попасть в крупные государственные структуры гораздо ниже (только 27% таких людей предпочли бы работать в госкорпорациях, остальные выбрали бы другие организации). Для тех, кто хочет принести работой пользу людям, обществу, госкорпорации тоже кажутся не самым очевидным местом приложения сил (лишь 18% таких респондентов выбрали бы большие госкомпании местом работы).

Если крупные государственные компании практически в равной степени соблазнительны для людей разных профессий, с разным уровнем образования и в разных частях страны, то предпочтения другим типам предприятий отдают конкретные группы молодежи. Например, крупные международные компании привлекают самых молодых россиян, 18–24 лет (17% их них больше всего хотели бы работать именно в таких компаниях), людей с высшим образованием (17%), жителей городов-миллионников (19%) или крупных городов (14%). В таких компаниях чаще всего хотят работать специалисты экономического и юридического профиля (21%), инженерно-технические работники (25%), специалисты социальной сферы (21%).

Примерно каждый десятый опрошенный хотел бы иметь свое дело и работать на себя (11%) и еще 2% предпочли бы стать независимыми специалистами, фрилансерами. Такое желание возникает чаще у людей взрослых, старше 30 лет, уже имеющих опыт работы на разных предприятиях, то есть желание это скорее рациональное и осознанное, а не романтическое. Женщины ничуть не отстают от мужчин в своем отношении к самозанятости — доля людей, для которых именно такая организация трудовой деятельности была бы наиболее предпочтительной, почти одинакова и среди мужчин, и среди женщин. Открыть свое дело кажется привлекательным не только и не столько жителям больших городов, где и так довольно широкие возможности для трудовой деятельности, но и молодежи малых городов и сельской местности.

Кем быть

Начальник и бизнесмен — две наиболее желанные профессии для российской молодежи. Конечно, не для всех, но для очень значительной части (28%). Если бы сегодня представились все возможности, то многие молодые россияне (больше трети) стали бы специалистами в области коммерческой инфраструктуры и офисной работы — юристами, финансистами, бухгалтерами, офисными работниками в органах госуправления, специалистами по рекламе или маркетингу. Некоторые решили бы стать программистами (8%) или инженерами (7%), еще часть — работниками социальной сферы: врачами (6%), журналистами (4%), учителями (3%), социальными работниками (3%). Рабочие профессии и сфера услуг привлекает российскую молодежь мало (около 10%). Учеными сегодня хотел бы стать лишь 1% молодых людей. То есть на каждого желающего быть ученым приходится три специалиста по рекламе, пять мечтающих о карьере офицера или милиционера и 11 потенциальных юристов.

В целом же профессии, которые молодые россияне выбрали бы в идеале, довольно реалистичны. Идеализмом и наивностью российская молодежь страдает мало. Такие профессии, как писатель, режиссер, художник, изобретатель или путешественник, назывались редко. Не пользуются большой популярностью и некогда романтические профессии — летчики, космонавты, моряки и т. д., скорее молодые россияне выбрали бы карьеру военного или милиционера.

Впрочем, даже при том, что мечты о профессии у молодежи прагматичны, они довольно сильно расходятся с реальными возможностями. Если в идеале значительная часть молодежи хотела бы управлять предприятиями, заниматься бизнесом или стать специалистами в экономической, юридической сферах или в области информационных технологий (желания тоже достаточно приземленные и для идеала лишенные возвышенности устремлений, зато отвечающие потребностям построения сильной экономики), то на вопрос о том, какую профессию они реально выбрали бы, если бы принимали такое решение сегодня, молодые люди называли профессию из «реальной» сферы экономики. Мужчины выбрали бы профессию квалифицированного рабочего (20%), инженера (13%) или программиста (9%). Женщины стали бы бухгалтерами (17%), работниками сферы услуг (15%), юристами (10%), специалистами по рекламе и маркетингу (8%), учителями (7%) или врачами (7%). Однако такая профессия, как ученый, ни в идеальном, ни в реальном плане особой привлекательности для молодежи не имеет (1%).

Несмотря на то что речь идет о людях молодых, которые получили профессиональное образование лишь недавно, идеальная профессия (та, которую они выбрали бы, обладая любыми возможностями) и их настоящая профессия сов­падают лишь в половине случаев. Чаще всего идеальная и реальная профессии совпадают у юристов, врачей, журналистов, служащих госуправления, руководителей, военнослужащих и работников охраны правопорядка (около трех четвертей из них назвали в качестве идеальной свою же работу).

Больше всего мечтают о совсем другой профессии учителя, инженеры, специалисты по информационным технологиям, специалисты в области финансов, бухгалтеры, специалисты по маркетингу, работники сферы услуг, рабочие (более двух третей из них в идеале выбрали бы другую стезю). Многие профессии, о которых мечтают молодые россияне, в реальной жизни оказываются не такими уж привлекательными. Хотя юристы, экономисты, финансисты и бухгалтеры занимают первые строчки среди наиболее желаемых профессий, именно эти профессии чаще всего разочаровывают тех, кто реально их получил.

Потенциал созидательной деятельности

Исследование показало, что хотя мы часто говорим о молодежи как об одной большой социальной группе, на самом деле группа эта совсем неоднородна, в частности, по своим жизненным и трудовым ценностям. Доля молодых людей, главная цель трудовой деятельности которых — спокойная, обеспеченная жизнь, а созидание, творчество и активная жизненная позиция отнюдь не выступают важными приоритетами, действительно очень велика. Значит ли это, что российская молодежь в целом пассивна и не способна или не готова к инновациям, созиданию и творчеству?

Попробуем посмотреть на этот вопрос шире — проявлять инициативу и активность можно ведь не только в профессиональной деятельности, но и в других сферах. Постараемся оценить созидательный и инновационный потенциал российской молодежи, понимая под ним разные виды проявления активности, связанные с созданием или развитием нового — социальной группы, бизнес-организации, новой идеи (продукта, услуги, технологии), с решением общественно значимой проблемы, а также с участием в самоуправлении и политике.

Исследование показало, что такой созидательный потенциал российской молодежи совсем не мал, особенно в отношении творческой активности в экономической сфере. Около 30% опрошенных молодых людей уже имеют опыт хотя бы какой-то созидательной деятельности. 12% из них выступали инициаторами или организаторами того или иного проекта, клуба, группы — научной, социальной или культурной. Почти столько же делали попытки открыть свое дело, заниматься предпринимательством. 11% приходилось придумывать, выдвигать новую идею, которая могла бы иметь экономический успех, — идею нового продукта, услуги, технологии. 10% участвовали в решении какой-либо общественно-важной проблемы (экологической, социальной и т. п.). 3% участвовали в политической деятельности. Чаще всего молодой человек принимал участие лишь в одном из всех перечисленных видов деятельности, редко — в двух.

Если реальное участие в созидательной деятельности среди российской молодежи нельзя назвать очень высоким (30% опрошенных), то потенциал у такой деятельности довольно велик. Наиболее высок он в экономической сфере: значительная часть молодежи (51%) хотели бы открыть свое дело, заняться предпринимательством, более трети — проявить себя в организации своего предприятия, дела, в создании нового продукта, услуги, технологии. Несколько ниже потенциал гражданской активности — участие в решении социально значимых проблем, создании разных социальных групп. Еще ниже он в отношении политической активности, хотя совсем маленьким даже его не назовешь — четверть опрошенной молодежи либо уже занималась политикой, либо хочет этого.

Наиболее высок потенциал созидательной деятельности, желание в ней участвовать у самых молодых людей, 18–24 лет. Именно они больше всего хотели бы проявить себя во всех видах такой деятельности — особенно в экономической сфере, но также в области различных гражданских и общественно полезных инициатив. Тех, кто хотел бы участвовать в решении какой-либо конструктивной задачи, среди самых молодых не просто много — их большинство.